ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ROYAL RED! ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ, ОСМОТРИТЕ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВАНКУВЕР. МЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО ВЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАЙДЕТЕ ЧЕМ ЗДЕСЬ ЗАНЯТЬСЯ, ВЕДЬ НАШ МИР - НЕ ТОЛЬКО ПОЛНАЯ СПОРТИВНЫХ СТРАСТЕЙ АКАДЕМИЯ "КАВАЛЬКАДА", НО И ВЕСЬ ПЫШУЩИЙ ЖИЗНЬЮ МЕГАПОЛИС, СОБРАВШИЙ НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ САМЫХ РАЗЛИЧНЫХ И ИНТЕРЕСНЫХ ГЕРОЕВ. ВМЕСТЕ МЫ ПИШЕМ ИСТОРИЮ!




В Ванкувере,
тем временем, уже февраль!
Сейчас Канада неприветлива
ведь соотношение солнечных дней
к пасмурным примерно 20-ть к 80-ти,
что значит не стоит забывать дома зонт.
ТЕМПЕРАТУРА ВОЗДУХА КОЛЕБЛЕТСЯ В ПРЕДЕЛАХ
+6°С (ДНЁМ) И +1°С (НОЧЬ). Средний показатель
силы ветра 5м/с. Берегите себя!
АКТИВИСТ
El Sevara
АКТИВИСТ
Hwang Min May
ЛУЧШИЙ ПОСТ НЕДЕЛИ
Valerie Finn
- Ты сумасшедшая, Ри - упавшим голосом заключил Макс, потом порывисто встал и вышел - наверное, курить. Валери осталась наедине со своими дрожащими руками и осознанием, что только что купила себе вторую лошадь. С аукциона. Не молодую и под формулировкой “проблемная или больная". Не хотелось давать своему поступку каких-либо оценочных суждений. Ри просто тихо вышла из помещения в котором в прежнем ритме продолжались торги, с потерянным видом побрела в тот самый отсек: жеребца должны были вернуть в денник после выводки...
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Hwang Min May и Mayrin
Мин Мэй - не ищет лёгких путей, ведь его любимая лошадь подвержена паническим атакам из-за трагедии в своём прошлом. Любовь, терпение и уверенность в своих силах творят чудеса, но не всё становится подвластно даже если очень захотеть. Можно долго закрывать на глаза на какие-либо неполадки, особенно, когда к ним привыкаешь, но в обострившейся ситуации излишняя самоуверенность подставит подножку тогда, когда этого совсем не ожидаешь.
ФЛУДЕР
Amber Hawkins
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Mistral Hojris
АКТИВИСТ
Mina
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Li Hyun Jun и Felicia Holt
Спроси эту парочку имеют ли они друг к другу какие-то тёплые чувства и оба зашипят как змеи, отнекиваясь от эмоций, которые невольно сквозят во взглядах, поступках и даже словах. Меняется не мир вокруг них, меняются они сами изнутри. Каждый сам по себе, но всё чаще вместо того, чтобы взвалить все беды этого мира на собственные плечи, Джун и Фелис позволяют друг другу вмешаться в свою жизнь. Так оказалось легче и даже... приятнее.
АКТИВИСТ
Felicia Holt
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Kang Chi Min
- Джехон ши. - обратился к нему Чимин на чистом корейском языке. На родном оно как-то лучше было, да и так разговор мог быть куда более защищён от чужих ушей. Под взглядом обернувшегося на него человека, Чиро, на удивление, даже не испытал никакого благоговейного трепета. Да и должен был? Грани стирались; да, Хон преступник. Но какой же ты крутой чувак, водить за нос целые страны. Я буду тем, кто тебя раком поставит. Самодовольное лицо Чи отравилось ядовитой ухмылкой, выдающей, что тесто на них создатель замешивал в одном чане. Он продолжал говорить на общем с Джехоном языке
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Спальный район » Квартира// Шэрон Гиллеспи


Квартира// Шэрон Гиллеспи

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Квартира в спальном районе на окраине Ванкувера. Принадлежит Гэрри и Роуз Мэйсон.
http://abvmaster.ru/wp-content/uploads/2015/10/kvar4.jpg

0

2


Шесть утра, пересмена. Кореец, сдав пост, ушёл в раздевалку для сотрудников, неторопливо переодеваясь в свою повседневную одежду. Опять халат стирать. Шатен вздохнул, глядя на испачканный уже побуревшей кровью рукав - на выдавшейся смене скучать не приходилось. Но мысли уносились в совершенно другие степи. На этот вечер уже начавшегося дня была спланирована спецоперация "прокати на лошадке Шэрон", и Джун был уверен в успехе своей затеи. Пусть он подарит ей эмоции. Ведь разве может случиться с Шэр что-то плохое, пока всё происходящее контролируется им лично, да и, вдобавок, опытным конником? Кореец отвергал вероятность провала практически со стопроцентной вероятностью, хотя обычно просчитывал все варианты.
Сев за руль своей старенькой машины, он несколько минут просто смотрел на кусты через лобовое стекло, настраивая мысли. Надо доехать до дома, несмотря на то, что так клонит в сон, не создать аварийную ситуацию на дороге. К таким моментам Хён Джун относился крайне ответственно, стараясь концентрировать всё своё внимание только на вождении автомобиля. Утренняя пробка на одной из широких улиц западного района вызванная какой-то девушкой, подрезавшей автобус, словно дёргала пальцами натянутые струны его терпения. Кореец ощутил облегчение, когда, наконец, серая БМВ скользнула в один из съездов. Ещё немного попетляв, шатен выехал к своему дому, аккуратно паркуясь рядом с синей Киа соседа. Он, кстати, так чудно́ в ней смотрелся - огромный мужчина, что называется "в теле", всегда втискивался в небольшую машину с завидным усердием.
Дерзкий ветер трепал багровое, жёлтое, оранжевое убранство старых деревьев, засыпав корейцу зашиворот сухую крылатку с растущего у подъезда клёна. Он рассеянно нащупал её пальцами, когда ехал в лифте. В лифте на свой третий этаж - надо же, совсем обленился. Хотя, после ночной смены это ему простительно.
Приняв душ, Джун завалился в кровать лицом вниз, крепко проспав до вечера, позабыв поставить будильник. Проснувшись, он подскочил, увидев за окном вечереющее небо. Но условленное с Айденом время кореец не проспал – всё происходящее ещё подстраивалось под условленный план. Время где-то полседьмого. Джун решил написать Шэрон, чтобы заранее прощупать почву, узнать что к чему, уточнить - точно ли её родители уехали, оставив дома одну. Их наличие бы сильно усложнило задачу. В перерывах между поливом, опрыскиванием и разведением удобрения в кувшине, кореец подходил к телефону, лежащему на тумбочке, недоумевая и сердясь, что Шэрон медленно отвечает. Да и наконец полученный ответ не шибко его удовлетворил. Мда. Конечно, придёт такой в 10 часов вечера узкоглазый дядя, скажет им "здрасти" и уведёт дочь на полночи. Так себе перспектива. Надо с этим что-то придумать. Или звонить Айдену, пока не поздно, и отменять всё. Джун потёр рукой лоб и прислонился спиной к стене. Думай-думай-думай... Но каких-то дельных мыслей в голову так и не пришло. Около восьми часов вечера, Джун переоделся в старые черные джинсы, которые было не жалко пачкать об животных - кореец догадывался, что лошадь пачкается, наверное, ещё больше чем собака или кошка; кроссовки, майку, а сверху неё - тёплую чёрную толстовку с капюшоном. Рассовав по карманам всё необходимое, Джун пешком спустился по лестнице, сел в машину, настрочил несколько смс девочке, доехал до её дома. Теперь, чуть наклонившись к рулю, он сложил на нём руки и исподлобья глядел на окна. Во многих горел свет. Взял в руки телефон, чтобы позвонить Айдену и всё ему объяснить и отменить эту затею. Отложил. Зашёл в подъезд - благо, домофон был сломан, и дверь не защёлкивалась на кодовый замок. Внимательно оглядел номера квартир, запоминая их расположение. Ага. Понятненько. Кореец вышел во двор, рассматривая фасад здания и мысленно раскладывая номера квартир по лестничным клеткам и этажам, прикидывая, где находятся окна Шэрон. Здесь.
Джуна вдруг осенила идея, когда он заметил пожарную лестницу и достаточно широкий, наверное, декоративный карниз, проходящий как раз под нужными окнами. Уже взбираясь по железной чуть скрипящей под ним конструкции, кореец задумался над тем, как же всё это, чёрт возьми, абсурдно. Редко кто ради девушки до таких безумных поступков даже во имя любви додумается, а уж в его случае всё вообще выглядит очень странно. С другой стороны, всё то время, когда у мальчишек беготня по стройкам, приключения, первая романтика – он провёл то на больничной койке, то в своей отдельной комнатушке интерната, то в санаториях медицинской направленности. А если Шэрон откажется лезть в окно? Что тогда? Джун на миг приостановился, улыбнувшись. Ещё посмотрим. Вот он – пятый этаж. Шатен посмотрел вниз, критически оценивая расстояние до земли. Да, сломать себе шею – как нефиг делать. То слепую через забор заставляю лазить, то детей через окно доставать собираюсь – совсём рехнулся. Он улыбался своим мыслям.
Хён Джун аккуратно, держась за шершавую стену, ступил на карниз, мелкими шажками двигаясь к нужному окну. Как хорошо, что это было первое окно по пути его движения, а во дворе ни души. Шатен заглянул внутрь комнаты, чуть придерживаясь рукой за приоткрытую створку окна. Шэрон, о, эти современные дети, сидела спиной к нему за компьютером в наушниках и, кажется, была очень увлечена сражениями, происходящими на экране. Джун медленно и осторожно раскрыл окно шире, не отрываясь взглядом от девочки. Плавно, словно какая-то неземная текучая материя, перетёк с карниза через окно в комнату за её спину. Если я трону её за плечо, она заорёт. Я бы, пожалуй, тоже заорал.
Джун, едва сдерживая нервный смех, широко шагнул к Шэрон, одним движением руки зажимая ей рот и прижимая затылком где-то на уровне своего живота. Другой рукой он поспешно снял с неё наушники. Чщщщ… Кореец осторожно повернул её голову на себя. Эт я. – прошептал он, зловеще и крайне самодовольно улыбнулся. Отпустил руку, уверенный, что узнав его, девчонка, пожалуй, уже не закричит. Пойдём – Джун кивнул головой в сторону раскрытого окна. Сегодняшняя ночь обещала быть богатой на приключения.

+4

3

Отрываясь от  событий,  бушующих в виртуальном мире, Шэрон периодически отвечала на сообщения Джуна.   Она немного удивилась, заданному вопросу о родителях.
«Неужто, в гости решил прийти?»
Мысленно ответила Шэр, но ответ оставила при себе. Вряд ли ее сарказм заметят и правильно поймут,  к тому же, как известно в любой шутке есть доля правды.   Она  окинула взглядом свою комнату, в которой царил «легкий» хаос, в котором черт ногу сломит.  Получив ответ, девчонка облегчено вздохнула. Что ж пока все может оставаться на местах и с уборкой можно не торопиться до тех пор, пока что-нибудь не пропадет или пока хлам не начнет бесить. Новое сообщение развеяло все сомнения.
«Ты не тот человек, который просится в гости по вечерам, к тому же у меня тебе будет скучно.»

Девочка  подумала, что Джун звал ее встретиться и пройтись по парку или набережной. И это  радовало больше, чем перспектива общения с родными. С ними общение всегда напоминает хождение по обрыву. Одно слово, одно неосторожное высказывание, одно затянувшееся молчание с ее стороны,  и весь разговор превратиться  какие-то обвинения.  Шэрон  старалась лишний раз не выходить из комнаты, чтобы глаза зря не мозолить.
Девочка  глянула на часы, еще не поздно, чтобы выйти на улицу. Все равно ее не хватятся. К тому же с момента последней встречи вся прогулка сводилась к открытому окну на улицу или необходимости выкинуть мусор.  В отсутствии родителей дома комфортно находиться. Когда, они приезжали, душа рвалась прочь из этого дома, из этого города, да наверное из этого мира.
Скажи родителям, что пошла спать. Сама оденься во что-нибудь спортивное, кроссовки. И сиди у себя, я скажу, что делать чуть позже."
Это сообщение ее удивило.
" К чему такая конспирация? Мы что идем грабить  банк или взламывать сервера пентагона с соседнего интернет - кафе?"
Все-таки начинали закрадываться мысли о том, что дело пахнет жаренным. В конце концов, она списала все на то, что Джун сейчас наверняка на работе, а встретиться утром не будет возможности. 
Выходя из комнаты, Шэр боялась, родня пристанет с расспросами, но они сидели в гостиной  перед телевизором. Н а журнальном столике, стояли чай и торт, а сами Гэрри и Роуз беззаботно смотрели романтическую кинокомедию.  Это так не похоже на них.
-Я спать,- сказала Шэрон. Да уж спать в девять вечер это странно для нее. Гэрри и Роуз оторвались от экрана телевизора, удивленно глянули на подростка и на часы, затем снова на подростка.
-Спать в девять вечера?- удивленно и с нескрываемой долей иронии спросил Гэрри.
Ну да... школа началась и надо бы браться за ум,- ответила Шэрон,- а то сонной сидеть на уроке не лучший вариант.
-Иди. Только ты нас не оповещаешь уже года два как,  -  говорила Роуз.
- Решила что-то менять. Мы же семья как ни как.

Закрывшись в своей комнате, Шэрон облокотилась о дверь.  Короткая ложь выжала из нее все силы.  В сказанную чушь девочка не верила.     Какая школа? Нет, ну школа вот-вот началась, но когда она ложилась спать вовремя?  Даже в разгар контрольных, девочка  спокойно играла по ночам, а отсыпалась после уроков или на самих уроках.
«Джун, что ты задумал? Чего ради, я вешаю   лапшу  на уши домашним? Мне конечно не стыдно, но вот простое любопытство гложет». Шэрон  переоделась в спортивный костюм, предназначенный для посещения физкультуры, переобулась в кроссовки, волосы заплела в косичку. Куртка висела в прихожей, но ходить туда-сюда мимо родителей опасно. Они не идиоты заподозрят, что она куда-то собирается.
Шэр освободила рюкзак, из которого выпала куча всякого добра: еда, деньги, заточка, блокнот с записями. Заточку она спрятала, прикрепив к дну второго ящика стола. Шэрон не сомневалась, что пока рядом  Джун в оружии нет необходимости,  а то, что происходит в его отсутствие, это уже не касается корейца.
Записи, были положены к тетрадкам по учебе. Девочка думала,  что еще понадобиться ей, кроме денег на проезд.  В рюкзак она спрятала кофту. Теперь туда  что-то еще попросту не влезет. Шэр поставила рюкзак у стола, а сама выключила  свет и продолжила игру. Она положила телефон так, чтобы увидеть мерцание телефона. 

Пока Шэрон находилась в неведении, ее друг  рыскал в поисках нужной квартиры. Она мысленно обозвала его копушей. И почему Джун тянет с инструкциями? Девочка не сомневалась в том, что за время  ожидания  ответа, она  наверняка успеет замочить финального босса в игре.
-Еще чуть-чуть и хорошая концовка на сложном уровне будет моя,- подумала Шэрри,-  я не так и безнадежна.
Она наслаждалась легким ветром, залетающим в окно.  Никто кроме телефона ее не побеспокоит.

-Твою ж,- думала Шэрон.  В висках оглушительный стук. Способность мыслить и  позвать на помощь, недоступна.  Она  не сомневалась, что тот, кто за ее спиной, одним легким движением свернет ей шею или пережжет глотку ножиком. Девочка  потянулась искать подставку с канцелярским ножом или что-то колюще-режущее, но она убрала все со стола.  Вырваться сидя на компьютерном стуле нет возможности. Неужели то, что делала  она с недругами, произойдет с ней в реальности? Какая нелепая смерть! Шэр не отличалась жизнелюбием, но и умирать раньше времени не хотелось.  Стянутые наушники, а затем знакомый голос показались полным бредом.
Чщщщ…Эт я.
Воцарилось молчание, нарушаемое тиканьем часов и  работой системного блока.
«Так может, отпусти меня, придурок!»

Шэрон не сказала ничего, только удивлено смотрела на Джуна, затем махнула головой.   Кажется, земля уходит из  под ног. Кореец  освещался светом  монитора. НоШэр не сомневалась: это действительно Джун.
-ты… не глюк…- на выдохе прошептала  Шэр,- ты, что через окно сюда забрался?
«Очень оригинальный способ пойти в гости! Глупый! Ты же мог упасть! Нет, я понимаю такое ради любви,но…  Джун! Ты чем вообще думал!  Рапунцель насмотрелся чтоль?!»
Она представила, как кореец карабкался по лестнице, как железная конструкция не выдерживает и  кореец камнем падает вниз.  Это было бы бессмысленной и глупой жертвой с его стороны.
И все-таки  Джун в ее комнате. Шэрон не приглашала  к себе друзей, считая что ее комната  ее планета,  а  инопланетные организмы здесь не нужны. Она хотела включить  настольную лампу. Тут же представила другое: если отец зайдет, сюда увидев свет,  или мать?
Страх.  Что лучше сорваться вниз или загреметь в полицию. Тогда их встречи  сведутся к шансу ноль процентов.  Шэрри помнила слова Джуна о том, что он хотел жить, а задержание полицейскими этому не поспособствует.
Пойдём 
Шэрон вышла из игры, выключила компьютер.  Перед тем как монитор погас, она удивлено глянула на Джуна. Через окно? Шутишь? Такое в моей жизни впервые.
Хотя, кореец  не похож на шутника.  Ради шутки Джун  не стал бы подвергать подростка  риску.
Им нужно как можно скорее уходить отсюда.    Шэрон   взяла рюкзак, подошла к окну, взобралась на подоконник.  Она глянула вниз.   Черт! Как же здесь высоко. В ее голову никогда не приходила идея воспользоваться пожарной лестницей. И сейчас граничила с какой-то ненормальной идеей или  совместной попыткой покончить  жизнь самоубийством.

-И как дальше? - спросила она, поглядывая на силуэт корейца, ожидая инструкций.

Отредактировано Шэрон (2017-10-01 18:06:09)

+2

4

"Собака - это не смысл жизни, но благодаря ей жизнь обретает особый смысл."

Два месяца назад. Октярь. Здравствуй, Стая!

Убегая с утра пораньше в школу, Шэрон не предала значения тому, что рядом  с детской  площадкой,  появился высокий деревянный ящик. Все мысли затмевало одно  достижение – удалось выбить себе обучение по индивидуальному плану.  Похоже, всем уже надоело, что Гиллеспи подобно бельму на глазу упрямо  стоит на своем  требуя уменьшить количество предметов,  что точно никак не пригодятся для обучения на ветеринара.  А ведь она собиралась просить  уже собиралась просить Хен  Джуна вмешаться.  Не   хотела Шэр  проводить время с теми, к кому она не питала особых чувств, не хотелось тратить время на те предметы, которые   мало того,что абсолютно не интересны, так еще и в жизни не пригодятся.    А совсем по другому обстоят дела, когда ты изучаешь то, что  находишь интересным. Конечно, времени на  игры и творчество выпадало меньше, но рисовать  можно  на большой перемене, за завтраком или пока едешь автобусом, а игры…   не такая и потеря.  Всегда можно на выходных  зависнуть на просторах ММО.
К счастью на конной жизни такие перемены не сказались. После школы, она торопилась на конюшню, зачастую не заезжая домой.   Не заезжала бы она и сейчас, если бы    перед самым выходом не забыла пакет с нужными вещами.     Из-за спешки  Шэрон решила   немного сократить маршрут  и пройти через детскую площадку. Ее взгляд почти сразу же привлекла кучка детей, несколько младше чем она сама и бегающие рядом с ними щенки.  Синеглазая позволила себе понаблюдать за этим совсем немного, не задаваясь лишними вопросами.
Она смирилась с тем, что животных ей нельзя держать дома.  К тому же у нее уже есть  Джордан, есть Пух аренду которого по-прежнему оплачивал Джун; есть  Биттерсвит.
-И куда мне собак?  - этой мыслью Шэрон пыталась уничтожить не то  мечты, которые порой пробиваются, как поросль  сквозь трещины  в асфальте, не то возникшую в данный момент зависть.
Иногда она позволяла себе робко и осторожно мечтать, когда подкармливала дворняг.  Правда эти мечты ни к чему не приведут
«Может потом?  К тому же, когда появится пес, я   вряд ли смогу проводить с Джуном так много времени, как проводила... Ладно нужно торопиться»
Тренировка с Винни , а затем  поход с Биттером за территорию, отвлекли от мыслей о собаке.
Совсем скоро придет зима, ее вторая зима здесь, в Ванкувере. И все-таки Шэрон ждала снегов, ждала сугробов, которые послужат  отражением для падающих лучей свет.   Она любила когда огромные снежинки падают на одежду,наслаждалась хрустом снега под ногами.    Поскорей бы увидеть как Пух среагирует на снег. И как среагирует на смену погоды Биттер?
Шэрри  ждала того, когда Мейсоны перед праздниками  уедут, оставив квартиру в ее распоряжении.

Она  с приподнятым настроением возвращалась домой, когда улицы во всю освещались фонарями.  Шэр  уже практически дошло до подъезда как  почему-то вспомнилось сегодняшние дети на площадки.
«А что если это не домашние щенки? Тогда откуда? Забрал их кто, холодает ведь уже.»
Поднимаясь в квартиру,девчонка тщетно   старалась успокоить  себя тем, что тех щенков мог вынести кто-то из детей, друзьям показать.   А может это владелец собак позволил детворе играть с ними?
Шэрон пыталась вспомнить кто же был на той площадке, но в голове пустота. Она никого не смогла вспомнить кроме детей и  так отчетливо засевших в голове собак.    Это не давало покоя. Чем больше рассуждаешь, тем сильнее  нарастает беспокойство.  Свист чайника и танцующий огонек под ним усугубляет ситуацию, играя на нервах. 
«Да не смогу я им помочь? Что я  сделаю? Мне все равно не позволят их  оставить у себя.   »
То,что зовется совестью , напрочь игнорирует доводы здравого смысла.
Как только  закипел чайник, Шэрон наспех оделась и выскочила на улицу. Быстрыми шагами девочка
направилась на площадку.  Как она и думала здесь давно никого нет, ни детей, ни тем более щенков.
Шэр  даже специально обошла все вокруг, всматриваясь вдаль, посвистывала, но никто не бежал к ней из темноты, никто не откликнулся на ее зов.   
На высокий деревянный ящик, подросток не обращала внимания ровно до того момента, пока не раздалось  задорное «Тявк». Внутри сразу же что-то оборвалось.
«только не это».
Мысль о том, чтобы дать деру и сделать вид, будто ничего не было показалась такой соблазнительной, но ноги словно к земле приросли.  Она смотрит на ящик будто там было что то страшное.  Под вопли здравого смысла о том, что убежать не такая и плохая идея Шэр сделала робкий шаг вперед.
«Там никого нет, там никого нет…»- 
Пути к отступлению рухнули в одночасье,  стоило столкнуться взглядом с  забавными щенячьими мордашками.
Подросток оглянулась,  словно рядом был тот, кто может помочь, приняв решение за нее,  но как в назло на пустой площадке никого нет.   Кто-то спешил с работы домой, не слишком интересуясь тем,что делала девчонка на площадке.
Шэрон  села на корточки, коснулась ладонью самого крупного приземистого щенка и зачем-то подняла его на руки.  Пес попытался вывернуться, тронуть носом детскую щеку, поставить лапы на плечи Шэрон, но все что он смог, это схватить длинную прядь и потянуть ее на себя. Щенок резко махнул головой, не понравилось ему такая то ли игрушка, то ли еда. 
-Забавный ты, -   с легкой улыбкой Шэр коснулась пальцем черного носа. 
Сколько не сиди здесь,   решение так и не пришло в голову. А тем временем остальные подают свои голоса. Девчонка  опустила к ним руку и все ринулись к ней,  интересуясь тем что им принес человек.
«Есть хотят наверное. »
Совесть молчавшая до этого снова начинает свою песнь, подталкивая к правильным не правильным действиям.
Шэрон опустила щенка к собратьям, и тихо назвав себя идиоткой, взяла ящик на руки. Тяжелый.
Дорога домой заняла куда больше времени , приходилось несколько раз останавливаться и отдыхать или в конце концов волочь ящик (так было быстрее).   Она старательно избегала тех, кто возвращался с работы,  опасаясь расспросов во время, которой можно спалить свою одинокую свободную жизнь.
Поднимаясь с ящиком по ступенькам к лифту, занося его в квартиру, Шэрон в который раз   восхвалила постоянное отсутствие Мейсонов.  Она  сразу же подумала о том,  куда выпустить щенков из ящика, хватит им сидеть на голове друг у друга.  В ее комнате пока нельзя, слишком много того,что может быть съедено любопытной обжорой.  Комната родителей, гостиная, балкон не вариант. Кухня, уже реальнее. И тут -то Шэр осенило. Ванная.  У нее как раз высокий бортик,  разбежаться будет трудно,  это получше ящика и убрать будет проще. К тому же будет время на поиск еды и подготовку комнаты к новым постояльцам.
По одному Шэрон вытаскивала щенков из  ящика, внимательно осматривала  и не находя ничего  требующего внимания ветеринара  уносила в ванную.   Одна из вещей, которые ей бросалась в глаза: щенки слишком ухоженные и чистые как для бродячих. Тряпку на которой сидела стайка, Шэр выкинула.  Ящик отмоет,  пригодится для нового переезда. Все  же ее квартира слишком временный приют.
Судя по предстоящему списку дел, отдых сегодня отменяется. Собаки. Их никогда не было у Шэрон. Чем нужно кормить, как содержать? Это все вопросы. Кормить тем,что ест сама не рискнула.
Снова одевается, быстрыми шагами идет в  ближайший магазин за каким-нибудь  дешевым щенячьим кормом, чуть позже выберет  хороший.  Шесть мисочек взяла в придачу. Кормить пришлось по одному, так проще следить за тем,чтобы наелись все и никто не  отнимал еду друг у друга.  Шэрон вернулась в свою комнату,  сразу же отсоединила системный блок от монитора,   поставила его на стол, провода сложила там же. Затем скатала ковер, накрыла его клеенкой.  Все что было на  полу, расположилось на столе, на кровати  и на комоде с вещами и прочих высоких поверхностях.  Родительскую комнату заперла, перед этим  стащив туда все то, что  могут пожевать или загадить.  Она нашла тряпку ведро, которое послужит для уборки, заранее набрала воду .Щенки удивленные новому пространству тявкали, пытались выбраться, стуча коготками по железу. Их настораживало огромное железное пространство отдающее эхом. Один из них добрался до родительской мочалки и принялся ее мусолить, привлекая внимание остальных, но стоило кому-либо  прикоснутся к его добыче в ванной раздавалось рычание, пес пытался уйти, но наталкиваясь на остальных  и звучало рычание, напоминающее рокот небольшого моторчика. Глядя на эту возню подросток, на балконе нашла старые вещи, которые можно отдать на растерзание.
- Господии как же много вас. Мне срочно нужна помощь или еще одна пара рук!  -подумала Шэр при мысли о том, что перекупать всю ораву ей придется в одиночку.  Шумно выдохнув, она постучала по бортику ванной, привлекая внимание  стайки. Самый полный,  тот что увлеченно грыз мочалку, стараясь раздеребанить ее на мелкие ниточки не повернул головы на звук. Шэр попыталась забрать у него игрушку,но он  цеплялся в нее как можно крепче. Подросток взяла щенка на руки.   В этот раз она обратила внимание на  его полноту, толстые лапы и низкий рост. Еще во время кормежки щенок показал свое особое пристрастие к еде. Бутуз. Ему отлично подходило это короткое, незатейливое имя. Пока у него было что пожевать, он спокойно терпел пока его моют, но как только забрали мочалку, он глянул на Шэр обиженным взглядом.
У нее  не было собачьего шампуня в ход был пущен  ее шампунь. Она заранее не позаботилась  чем вытереть щенков, пришлось обойтись  теми полотенцами,что висели в ванной и  махровым белоснежным халатом матери.
Следующей под руку попалась  черно-белая самочка.  Гильза. Она сразу же невзлюбила воду.  Гильза всячески старалась извернуться, выпрыгнуть из тазика. Ей несколько раз удалось это сделать. Мыльной рукой Шэрон успевала ее схватить за круп  в последний момент. За что поплатилась парочкой укусов.  С ней  приходилось торопиться.  Черный  высокий щенок  с рыжими подпалинами получил имя Коран. Он не был настолько шумным как его собраться. Коран спокойно позволил себя купать и сушить.  Спирит был назван за свои  грязные отметины,  как у известного жеребца из мультика.  Белоснежная Мята его копия. Оазис  почему-то заинтересовался кактусом на окне Шэрон, но допрыгнуть до него никак не смог.  Теперь у щенков появились имена. Так удобнее с ними разговаривать и тем самым Шэр пыталась подчеркнуть их черты характера.  Джордан сидел  за стеклом в своем террариуме. Наверное, паук был рад,что находится в небольшом ограниченном мирке.  Полотенца и халаты брошены в стиралку.
Надо бы убрать в  ванной, но все что сделала Шэр просто села на пол, наблюдая за СВОЕЙ  стаей. Щенки с любопытство изучали новое место жительства.   Девчонке так не хотелось думать, о том, что щенкам все равно нужен новый дом.
«Я не хочу об этом думать сейчас! Не хочу можно мне всего один час?»
Оазис подбежал к ней и лег  к ней на колени, он забавно двигает торчащими вверх ушками.  Завибрировал телефон, девчонка отодвинула щенка поднялась за телефоном. Стоило ей вернуться на место как на колени  улеглась Мята. Оазис, который  только собирался лечь был явно удивлен.
Пришлось разместить его рядом.  Шэрон  открыла сообщение от Джуна.   Переписываясь о том, как прошел день она ничего не упомянула о щенках.  Девчонка   уважала его не любовь к животным и старалась не поднимать эту тему. Он ведь уважительно относился к ее интересам.  Той ночью ей удалось не надолго уснуть. Подросток намеренно поставила будильники с интервалом в час.  Она просыпалась проверить все ли в порядке, не сделал ли кто очередную лужу, снова засыпала. Утром Шэр вскочила  по первому сигналу будильника, снова в магазин за кормом. Там же она приобрела брезентовый поводок. Зацепив им ящик, будет удобнее его тащить.    Возвращаясь домой, она приняла решение спрятать щенков подальше от людей.
Хотя близость к человеческим домам могла увеличить шансы на  пристройство, но так их можно спокойно выкормить и обработать.  Слишком высокий риск того, что их могут накормить какой-нибудь ерундой, либо принести им инфекцию. 
Шэрон посадила щенков в ящик, накрыла их  пледом , невозможно  вечно оттягивать этот переезд.
---------------------------------------->заброшенный завод

Отредактировано Шэрон (2018-12-28 23:01:24)

+1

5

Осознание произошедшего дошло не сразу: ни тогда, когда ветврач объяснял ей ситуацию, ни тогда, в процедурном кабинете, когда Шэр беспечно потрепала мертвого Оазиса по холке. И даже тогда, когда оплачивала выставленный счет, до нее не доходил весь масштаб произошедшего. Без намека на боль во взгляде, ровным голосом Шэрон произнесла «спасибо».
На душе не было каких либо эмоций, даже тогда когда ехала домой, словно она и вовсе не причем к тому,что произошло. Окровавленная куртка, шапка и кровавые потеки на штанах ни как не связывались со случившимся. Как же Шэр была рада тому, что вся картинка разлетелась на осколки без особых усилий с ее стороны и больше не будет больно, как уже было однажды.

Все то,что случилось за день начинало доходить медленно и по частям тогда,
когда закрылась подъездная дверь, заглушив все уличные звуки. В тишине, где слышно каждый вдох, каждый, даже самый тихий шаг и монотонный звук лифта, личная трагедия обретала масштабы. В этой тишине начинал ощущаться намокший свитер, пронизывающий холодный ветер, которым ее обдало за этот вечер , промокшие волосы липнут к шее и совершенно не греют, холодят только. Странно, когда она мокла под дождем холод не ощущался. Когда после теплого помещения выходила под ливень,она тогда должна была ощутить холод в полной мере. Трупный тошнотный запах, от которого невольно начинает выворачивать раздается по подъезду., заполняя собой все свободное пространство.

Девчонка схватилась за перила. Шэрон прекрасно понимает что источники такого запаха зарыты в землю, но разум начисто это игнорирует. Стоит прикрыть глаза как перед глазами мертвые гниющие тельца щенков, покрытые в некотрых местах трупнцми черями, будто пятнами. Она содрогнулась вспомнив какие же холодные мертвые тела, даже через толстый плед это ощущалось. Ей показалось, трупные черви твари даже на ее руках. Шэр нервно стряхнула руками и направилась к лифту. Она знает: дома все хорошо, дома нет никого и она может передохнуть. С каким-то трудом Шэрри открыла дверь и тут же шарахнулась.
Привычная ей, пустая и можно сказать родная квартира встретила ее беспросветной темнотой. Она уже собиралась переступить порог, но в этой темноте раздался отчаянный скулеж.

Память без труда воскресила помещение завода и дергающего лапами Корана, уничтожая грани между тем что было тем что стало. Шэрон резко шарахнулась назад, собираясь убежать, но опомнилась у лифта.
Она стояла с трудом вспоминая где вообще находится и только после этого, для того чтобы не привлекать соседского внимания. Подросток шагнула обратно в квартиру, сразу же включила свет и заперла дверь. Шэр разулась, твердо отдавая себе отчет о том,что нужно скорее снять и отстирать вещи, но столкнулась с проблемой почти сразу же:ей стало не хорошо, как только она увидела кровь на одежде. Это послужило мощным толчком к пониманию: ее Стаи больше нет. Те, кого она любила, ушли по ее вине.
Там, в ветклинике ее не обвиняли в случившемся, чувство вины пришло сейчас, когда казалось бы уже не кстати.
Мысли возвращались к щенкам, к тому как Шэрон заботливо укладывала их в плед , как хоронила подопечных, собственноручно вырыв им ямку и опустив туда тех, кого любила так сильно. Смотреть и касаться изодранной когтями и окровавленной подкладки оказалось невозможно.

Странно, Шэр никогда не боялась вида крови, а теперь ее начинало конкретно мутить.
Она ведь не думала о том, чья это кровь, думала об этом как о какой-то грязи, от которой нужно избавится и забыть.
Шэрон пыталась думать об этом как о чем-то плохом, не выходило.
Наоборот вспоминалось время, когда все еще живы. Она вспоминала грязь на лапах Спирита, вспоминала пыль, в которой вечно выкатывалась Гильза.
Грязь на куртке последнее напоминание о них, смоешь и они окончательно исчезнут. Отпускать так резко -страшно. И совершенно не важно, что уже никому не помочь. Стая. Для Шэрон это была гораздо чем просто дворняги.
«Я же была их вожаком! Я за них отвечала!»
Чем дольше держишь грязную куртку, тем сильнее чувство вины. Если бы она послушалась Шина сразу же,если бы только не откладывала на завтра; если бы смогла не уехать. Синеглазая оперлась на край раковины, понимая что все смерти можно было предотвратить
Потеряв двоих она смогла бы спасти еще четверых. Потеряв троих она могла бы спасти еще столько же! Шэрон то и дело возвращалась к каждой смерти, так словно могла еще что-то изменить. Как же нелепо вышло. Тот же Оазис, не сиди она с ним до последнего он был бы жив. От безысходности синеглазая тихо заскулила, уподобляясь собаке. За короткое мгновение Шэр пыталась переломить себя, как уже переломала однажды, смирившись со смертью Павсания и Лесси. Но сейчас, когда в доме никого нет, держать эмоции под контролем труднее.
«Так, давай! Смогла же ты оклематься после того как потеряла свой Табун. Со Стаей будет так же! Да и тебе говорили Пришлого не вернуть, все что случилось просто плохой сон...»

«Ты же никого не любишь Шэрон»-эти слова повторяли ей не раз, когда в очередной раз она враждебно реагировала на прикосновение или попытку заплести ее длинные волосы. Сейчас для того чтобы держаться девчонка повторяла эти слова раз за разом.
Шэр открыла кран с водой, но положить куртку не смогла. Все что она смогла -попросту спрятать все. Мысленно синеглазая обругала себя. Первые две смерти в Америке Шэрон приняла с показным равнодушием, не плакала даже когда хотелось, старалась найти, веря,что они могут быть живы, но не находила, а потом вроде и поздно было. Слишком поздно плакать. Да и пожалуй, она все еще хоть что-то узнать о них.

В конце концов она попросту села неподалеку у входной двери двери, поближе к источнику света. Шэр дрожала крупной дрожью, но не могла понять от чего: то ли ей холодно, из-аз холодного свитера, то ли жарко, но даже и если бы она поняла, сил и желания на на подъем ровно ноль .Девчонка понимала это не она: она никогда не боялась темноты, никогда не боялась одиночества, а теперь стоит закрыть глаза на чуть более долгое время, она нервно вздергивалась, вскакивала с места и снова оседала, как будто ее окружали враги. Сидеть на полу невесть откуда взявшаяся привычка. Шэрон можно загнать на диван, на пуфик, но она все равно сидела на полу, так легче контролировать обстановку да и так удобнее вести привычную действительность. Сидя не неподалеку от двери она напоминала жалкий комок, но так было больше ощущения собственной безопасности.

Выгнувшись как выгинался Оазис в судорогах, Шэр прижалась к стене. Она даже дышала так же как умирающий щенок, часто прерывисто, то расправляет ноги, то поджимает их снова. В какой-то мере Шэрри понимала, что нужно встать, подняться и перелечь на кровать. Еще и башка трещать начинала. Слезы накатывают, нужно держаться. Правило: никогда не показывать своей слабости ей помогли хорошо запомнить. Возможно, цель Мейсонов была другой, но в голову Шэр вбилась мысль о том,что слезы это плохо. Позволить себе такую слабость можно, если только никто не заметит. Кое-как Шэрон смогла унять панику , набрать и отправить сообщение Шину. В ожидании ответа расслабляться не спешит. Пожалуй, подросток боялась, что вместо ответного сообщения с какой-то
инструкцией ей позвонят , а при человеке которого Шэр считала какой-то зоной комфорта, ей будет очень трудно держаться. Он слишком мягкий и уютный, и держать дистанцию, огрызаться и шарахаться рядом с ним не хочется и где-то в глубине души Шэрон хотела чтобы с ней хоть кто-то побыл рядом.

+1

6

Шину хотелось бы включить свою рабочую собранность, способность быстро оценивать ситуацию и так же быстро и чётко действовать, но сейчас звонок выбил его из колеи, он понятия не имел, что происходит и за что вообще ему хвататься. Полнейшая растерянность отдавала какой-то полной неприятной пустотой в голове пополам с такой же противной тревогой. Прервав бессмысленные метания, кореец вкопался посреди комнаты и, привычным жестом взлохматив волосы, как будто это может помочь собрать мысли в кучу, заставил себя думать. Что ему сейчас делать? Быстро собираться и лететь к Шер. Для этого нужно лишь накинуть на себя пуховик, обуться и захватить ключи от машины. Что взять с собой? Девочка не пострадала, если ей верить, но в каком она психологическом состоянии, неизвестно. Может имеет смысл взять с собой какое-нибудь лёгкое седативное. Валерьянка у него найдётся. Не то, что бы он ей сам активно пользовался, но иногда одних лишь конфет мало. Чем ещё можно помочь Шерон идей не было, но уже то малое помогло Шину оперативно собрать себя и всё необходимое и быстрее выйти из дома. Он как-то забыл о том, что на улице начинался дождь, благо куртка не промокнет, капюшон выручит, да и до машины не далеко.
По дороге всё непривычно нервировало и любое промедление вызывало лишь волну раздражения. Кореец не любил опаздывать, ни на работу, ни куда-либо ещё, отдавая себе отчёт, что его ждут и он нужен. Как и сейчас. Шерон не говорила этого прямо, но звонок сделал это за неё. Эта девчонка может хоть сто раз мнить себя самодостаточной и равнодушной, не нуждающийся ни в ком и ни в чем, тем более в поддержке, но она то ей сейчас особенно нужна,  пусть Шин и не знает до конца, в чем дело.
Он вообще быстро прикипел к ней за несколько встреч, несмотря на нелёгкий характер и некоторые вещи, которые он не понимал.
Когда-нибудь излишняя привязчивость погубит корейца, но сейчас он по-прежнему находил силы и чувства для каждого, и ещё много оставалось в запасе.
Светофор мигнул зелёным и Шин плавно, но уверенно выжал газ, удерживаясь на грани допустимой скорости. Необходимость следить за дорогой отвлекала от тревожных мыслей, но чем ближе к дому Шерон, тем больше будоражила эта неопределённость и тем меньше оставалось спокойствия и терпения.
Наконец Шин нашёл местечко припарковать свою Хонду поблизости, и вышел из машины, вспомнив о ремнях безопасности в последний момент. Не пришлось судорожно вспоминать подъезд и номер квартиры - отложилось отчётливо. С лифтом рисковать не стал. Фобии за два раза так и не появилось, но время тратить ни к чему. На пятый этаж он практически влетел, запыхавшись - это не со второго этажа на первый бегать.
По звонку Шину открыли почти сразу, хотя и эти секунды показались ему довольно долгими. Как только перед ним предстала Шерон, все вопросы резко куда то подевались, оставляя корейца в лёгком шоке от увиденного. Девочка казалась ещё меньше, чем есть, такой потерянной, как призрак неприкаянный. Пятна крови бросались в глаза так отчетливо на белом свитере, влажные волосы. Наверняка промокла под дождём.
Шеерон… - только и вышло, что протянуть.
Девочка пыталась что-то рассказать, но получалось сдавленно, скомкано, и эта попытка быстро оборвалась. Шер просто обессиленно опустилась по стене на пол, заставляя что-то внутри Шина неприятно перевернуться. Он ничего не спрашивал её, сейчас это бесполезно, да и неправильно. Но молча опустился рядом и не спрашивая даже разрешения(будь как будет, не до тактичного соблюдения личного пространства сейчас), приобнял за плечи, придвинув её к себе. Белый испачканный свитер ещё и вымок, и долго так сидеть на холодном полу Шин позволять не хотел. Выждал от силы минуты три.
Шерон? Давай-ка переоденься в сухое, ты вся промокла. Вещи принесешь, я помогу со стиркой. - мягко, но настойчиво проговорил кореец, поднимаясь с пола первым и подал руку. - И фен тоже неси.
Пока она не в состоянии рассказывать, не стоит её тормошить, но позаботиться о ребёнке, не дать заболеть, и побыть с ним рядом жизненно необходимо. Оставлять одну - просто преступление. Пожалуй, её родителей Шин никогда не сможет понять, даже при их занятости. Сколько всего они пропускают в её жизни, сколько раз оставляли одну с проблемами не хотелось даже представлять. Джун присматривает, сам Шин тоже периодически, хотя бы пусть так. Но это всё равно как-то неправильно. Так быть не должно.

+1

7

Суть разговора дошла до Шэр позже, когда разговор был завершен. У нее мелькнула мысль о том,что она  вновь втягивает Шина в очередную авантюру, но отменять все, сил нет. Теперь оставалось ждать.
Шэр  обещала себе посидеть так еще одну минуту и привести себя в порядок. Ей все все казалось, что есть время и одна минута, это намного больше, чем есть на самом деле. Но время шло,  а Шэрон  не собиралась двигаться с места.  К тому же уходить  от источника света пока она одна, не хотелось.
Более того,  не было каких либо гарантий,  что  Шэр вернется как только услышит звонок в дверь.  Потому   девчонка   предпочла оставаться на месте.
Она   слишком поздно подумала о том,  что  у нее нет каких либо угощений,  да и готовкой с момента возвращения от бабки,   Шэр особо не заморачивалась. Есть особо не  хотелось, да и вполне хватало запаренного ролтона. За   время ожидания, она думала о том, как отстраниться от случившегося и объяснить произошедшее, но идей не было.
«Если не смогу,  наберу в сообщении. Ладно, нужно вставать»-твердила себе Шэрон, но все что она сделала  просто глянула в глубь квартиры.
-Сейчас встану, только еще немного посижу, -твердила себе девочка, надеясь что когда-то она и правда поднимется и начнет шевелиться.
Плавная трель звонка нарушила тишину, заставив ее все-таки встать на ноги,   хотя, Шэрон  вполне могла открыть дверь не вставая, всего лишь потянуть ручку вниз и толкнуть дверь, но гордость не позволила этого сделать. Где-то еще теплилось желание показать, что все гораздо лучше, чем кажется.
Она смотрела на Шина потерянным взглядом, хоть  кореец и не причастен к Стае. Он  даже не знал ничего о щенках. Как-то удалось поздороваться и  пригласить в квартиру.
Шеерон… 
В глазах противно зачесалось и  Шэр попыталась рассказать все сразу, как будто у нее есть всего одна минута, которая начинается прямо сейчас.  Жаль, не вышло.
Стая,  для нее они больше,чем просто псы на заброшенном заводе, которые не нужны ни горожанам, ни туристам.   Они были ее семьей, ее слабостью,  ради которой и была затеяна неравная борьба.   В памяти все то время начиная с момента, когда все было хорошо и когда все пошло по наклонной, вновь сожаления, которыми ничего не изменишь. 
Шэрон хотелось бы сбежать, как тогда, когда умирала Гильза; так же, как в принципе она  поступала в ситуациях когда сложно.   Вот только в собственной квартире никуда не сбежать.
«Я не смогла! Ничего не смогла ни тогда ни  уж тем более сейчас».
Шэрри  тихо съехала по стенке, словно проваливаясь  в свой мирок.

Объятия.  Как-то она  пропустила этот момент. За все время их общения Шин не нарушал ее личное пространство.     Шэр как-то расслабилась в его компании, ощущая себя уютно, не задумываясь о том, что даже  чисто в теории такое может быть.   Возможно  когда-то она хотела чего-то подобного, но девчонка   не привыкла нарушать личное пространство другого человека, да и вполне хватало тех моментов, когда обнимал Джун.
Она  пока не знала как относится к этому жесту, да и не хотела знать. Просто расслабилась, не пытаясь отвоевать свое личное пространство.   Шэрон устала   от болезни беспощадно забиравшей ее подопечных одного за другим.  Так,что пусть сегодняшним вечером кто-то другой контролирует обстановку.
Шерон?
У нее не было сил на ответ, хотя она  прекрасно услышала обращение к себе.
Давай-ка переоденься в сухое, ты вся промокла. Вещи принесешь, я помогу со стиркой.
-А? Чего?-заторможено произнесла подросток.
«Вставать что ли?»
Как только ее отпустили разом стало неуютно холодно.
Шэрри не подумала о том, что всему виной мокрый свитер и волосы промокшие под ливнем. Даже рука Шина казалась гораздо теплее, по сравнению с ее руками.
Она постояла рядом с ним, прежде чем двинуться к себе. Не глядя под ноги подросток  переступила кусок линолеума уже на автомате(сколько раз спотыкалась на этом участке, обошла крайне  неудобно расположенную полку у зеркала.  Шэрон  зашла к себе в комнату. Сейчас здесь не было особого беспорядка.  Проверила  как Паук. К счастью Джордан не нуждался в уходе.
Шэр  быстро нашла во что переодеться: фиолетовые штаны и синяя кофта, на плечи накинула полотенце.
Фен нашла рядом с рисовальными принадлежностями(зачастую он использовался для работы с акварелью. Ну не ждать же пока слой краски  надумает просохнуть.) 
Она сложила штаны и свитер, так,чтобы не было видно крови, взяла коробку с феном. Оставалось зайти в ванную за курткой и шапкой
Ее не было достаточно долго.  Если бы не осознание, что ее ждут, она так и не решилась бы снова взять вещи в руки в течении долго времени, притворялась бы что их нет. Еще  и пакетик корма выпал из кармана Шэрон подняла его. Она собиралась скормить это щенкам, надеясь на то что кто-то жив.
«Если б  я только заметила раньше,что Оз не ест! »
На мгновение ей показалось что в куртку завернуты не вещи а  последний из заболевших щенков. В горле дурацкий ком, Шэр резко дернулась.     Ей хотелось бы рассказать все и последовала очередная попытка.
-Шииин. Стаааая...-только и смогла сказать подросток  . Ее голос казался чужим даже ей. Хотелось снова съехать по стеночке, но занятые руки мешали. Наивно было полагать что Шэр наберет то,что хочет сказать в сообщении: телефон не с ней.  На Всякий случай Шэрон оперлась о дверцу холодильника. Она  редко просила окружающих помочь, но сейчас это читалось в ее взгляд, - я очень  хочу забыть все.

+1

8

Шин всё больше убеждался, что одну Шерон оставлять сейчас нельзя - девочка была явно погружена в себя, заторможена и реагировала с запозданием, да и движения были неловки и несобраны. Как никогда нуждается в присмотре, словно беззащитный маленький ребенок, да она и была им в данный момент. 
Кореец внимательно и настороженно проводил Шер взглядом, снял куртку, разделся и остался ждать в прихожей, пока хрупкий призрак(а иначе не скажешь) растерянно слонялся по квартире. Из ванны Шерон не появлялась долго и внутри неприятным тяжелым комом закрадывалось беспокойство, но подросток наконец показался в дверях и медленно побрел навстречу с грудой вещей.
Ну а с ванной то зачем забирать, если всё равно стирать их там придётся? - тоскливо подумал Тэ Шин, не удивляясь особо рассеянности девочки. Если бы она их в холодильник сложила - тоже не удивился бы. Но не перецепиться в таком состоянии через дурацкий завёрнутый угол линолеума - чудо, которое ему самому давалось через раз.
Вблизи Шерон сильнее напомнила призрака. Безучастная, бледная, с тусклым взглядом, который даже ни на чём не фокусировался. Как тень. Шин всё ещё не решался расспрашивать, хотя вид девочки отбирал всякий покой, удручал и пугал. Но тень едва заметно нервно дернулась и издала дрожащий то ли стон, то ли всхлип, то ли скулеж отчаяния и бессилия, затем беспомощно прислонилась к стене.
-Шииин. Стаааая…
Ким Тэ Шин и сам смотрел на неё так же беспомощно, не зная, ни что случилось, ни как помочь. Он был растерян, наблюдая Шерон в таком состоянии, но от него просили помощи и поддержки, и вести себя надо соответственно. 
- я очень  хочу забыть все.
Пока он не нашёлся, что ответить или спросить, ему нужно выиграть минутку, чтобы оценить ситуацию и понять, что делать, и он знал как.
-Шер, подожди чуть-чуть, я сейчас вернусь - мягко произнес Шин, забрал из рук девочки вещи и ушел в ванную. Заткнул пробкой слив, свалил туда одежду и открутил кран, пустив тёплую воду. Пусть пока отмокает. Вода вмиг стала мутно-красноватой, а под теплой водой и тошнотворный запах ударил в нос и заставил прикрыть рот ладонью. В урологии тоже не благоухало розовыми кустами, несмотря на яростную уборку и дезинфекцию, но Шин привык, но тут...совсем не то, и уж совсем не то место для таких запахов: разложения, крови и смерти.  Он ждал, пока наберется вода, пытаясь вспомнить. Стая...стая. Рассыпанные гранулы корма на полу - наступил на пару. Смутное воспоминание - смс, больной щенок. Дернулся было за телефоном чтобы перечитать, но понял, что забыл в куртке. Там было что-то похожее то ли на отравление, то ли на энерит..но от отравления такого быть не может, значит... скосило всех? Шин тяжело вздохнул, вымыл руки под краном, налил в ванную моющего и вышел к Шерон. Не стоит бросать её надолго. Кореец спросил, где ближайшая розетка и приволок туда стул, попросил девочку сесть. Он чувствовал, как тяжело ей может быть стоять, знал по себе. 
- Сейчас тебя высушим немного, - Тэ Шин взял полотенце, осторожно промокнул влажные темные волосы и начал легонько их вытирать. Этими словами он предупреждал, что ему нужно постоять за её спиной и он вынужден трогать её волосы, а заодно и позволял оттянуть разговор, позволял ей не говорить, а отдать ему контроль за ситуацией, просил довериться, давал паузу. Она не сможет тянуться вечно, но сейчас он возьмет в руки фен и за его гулом всё равно не будет слышно слов. Кроме тех, что застряли в ушах. "Я очень хочу забыть всё".
- Конечно, хочешь, Шерри. Ведь ты вроде и сильная, помогающая двум взрослым на операции, не самой приглядной на вид(ни одна из операций в принципе не тянет на эстетику, а там ещё и сепсис в раскуроченной ране), но есть и для тебя предел, то, с чем тяжело столкнуться, увидеть и пережить. И лучше бы ты этого не видела, но жизнь жестокая штука. И мне жаль, что так произошло, ведь ты всё ещё остаешься нежным ребенком и ранимой душой, каким бы дикобразом себя не подавала.
Фен утих, Шин сложил его в коробку, волосы Шерон высохли полностью, теперь будет самое сложное, и для неё и для корейца: как-то быть дальше. Хотя бы поговорить.  Но всё ещё никак. Тэ Шин поманил девочку на кухню, поставил чайник. Вот теперь можно.
Проработав года три, ему сложно было научиться откровенности. И смешно, и грустно, но он так же, как и Шерон, стремился удрать от разговора о судьбе пациента, отсылал к врачу. С одной стороны верно - он лишь средний медперсонал и его это касаться не должно, все обсуждения только с лечащим врачом. Но с другой стороны он банально боялся сказать правду, то что видит даже со стороны своего опыта. А врачи говорили. Аккуратно, но без увиливания. Хотя и там свои исключения были. Но сложнее всего было говорить о смерти. Всегда. Тут даже самыми мягкими словами не утешишь, но цинизмом только добьешь.
Шин старался быть с Шерон аккуратным, но прямым. Должно быть, он облегчил её участь тем, что не стал расспрашивать и растравливать тем, что он и так знает. Хотя и следующее звучало так, будто словами гвозди заколачивали, пусть и максимально осторожным тоном.
Щенки все погибли, да? - собственный голос звучал мрачно и самому было до жути паршиво от этого вопроса и всей ситуации. Ему не хотелось мучить Шерон, но и от молчания ей легче не станет. От намерения сесть рядом и обнять отвлек свистящий чайник. Шин по хозяйски достал чашки из серванта, коробку чая наугад, порылся ещё в поисках чего-то травяного. Мелисса...на самом деле толку от неё немного, но сойдёт. Ещё немного зелёного чая в смесь. Заварил и себе. На глаза попались смятые чеки, беспорядочно лежащие на столе. Корм, лапша быстрорастворимая, и так во всех. Нормальной еды не в списке не значилось. - Меня бы Соу пробила за такое. Как же ты не загнулась от такой еды? Голодная, что ли, сидела? Вот дуреха. Попросила бы помочь. 
Шин покачал головой, решив для себя покормить девочку нормально, но чуть позже. Сейчас ей никакая еда не полезет, а если полезет, не исключено, что попросится обратно из-за дикого стресса. Поставил чашки на стол и опустился рядом на стул.
Подцепили вирус? - он заставлял себя говорить, чтобы не заставлять говорить её. Нет необходимости вытаскивать из неё это. Нет необходимости ей самой отстирывать вещи от крови и грязи. Шин не мог избавить её от осознания, но от лишних переживаний - попытался. Ей всё равно по уши хватит этих эмоций и воспоминаний - от них уже не убережёт.
Шерон, я понимаю тебя. Никому не хочется такое помнить и видеть перед глазами. Это нормально. Я не представляю, каково тебе было, но знаю, что тяжело. Самому было так...много раз, так что...я могу тебя понять. Мне очень жаль, что тебе приходится это переживать.

+1

9

Шэрон не ответила ничего  на предупреждение.   Контроль за ситуацией отдан почти сразу же. Она воспользоваться паузой,  пытаясь убежать от случившегося ускользая в свои  мысли,  вспомнить что-то приятное, зацепиться за что-то, что поможет    держаться, не показывая своей печали.  Конечно, пройдет много времени, прежде, чем Шэрон научится отстраняться  от  этой ситуации, сделав ее незначительной.  Так происходило всегда, когда случалось  то, что сложно или грустно осознать. Шум фена и теплый воздух не помогают убежать, наталкивают на воспоминания.  Когда Шэрон впервые забрела на территорию  заброшенного завода, она частенько задавалась вопросом: какие звуки заполняли это место: стоял ли здесь гул, похожий на звук фена, прежде, чем воцарилась вечная тишина?  Этот вопрос посещал ее голову, пока Стая давала передышку. Теплый ветер. Перед бесконечной  осенне-зимней серостью ускользающее тепло казалось особенным. Вспоминалась густая поросль, через которую вела узенькая тропинка. Девочка  помнила красивые кисточки-колосочки, какой-то сорной травы.  Она частенько прикасалась  к  ним  и с интересом наблюдала как от некоторых отрывались пушинки. И почему то время так быстро закончилось?

Шум фена стих, навеянная картинка рассыпалась как мираж  и все что осталось  неприятная давящая тишина. Капли дождя с шумом ударялись о стекло и змейкой ползли вниз.
Шэр должна что-то сказать быстро и  коротко, как привыкла  в пределах одного смс сообщения, ну или молчать. Правда, для того чтобы  бегло  объяснить ситуацию, ее надо осознать,а осознавать и вообще о ней думать не хотелось.  Когда  подросток столкнулась со смертью впервые, пережить это, сделать вид,что на самом деле ее не очень это беспокоит было легче: была надежда на то,что ее питомцы живы,а здесь поставлена жирная  точка, ею лично.  Она  с радостью бы продала душу за амнезию, да и вычеркнуть надо немного всего пару месяцев.
Шер  поднялась сразу как только услышала свое имя, и медленно поплелась за Шином на кухню.  Пусть  девчонка ничего не сказала, но она цеплялась за присутствие знакомого. Одиночество, зачастую такое привычное, сейчас будет  невыносимо. Подросток  присматривалась к тени, опасаясь слишком сильно уйти в свои мысли и   потерять Шина из виду. Сейчас она не думала об этом как о слабости.
Щенки все погибли, да?
На мгновение Шэрон даже дышать перестала. Как же неожиданно прозвучал этот вопрос. И стоило начать говорить самоконтроль потихонечку начал сдавать. Тоже состояние в котором она отвечала по телефону.
-До единого, - короткий ответ отбирает всякую надежду на счастливый конец.
Мертвые тельца и вырытая могилка и мягкий черный плед.
«Не смей реветь. Успокойся»
Шэрон сделала паузу.   Одна фраза кажется длинною в километр. Хорошо, что волосы распушены и если что можно отвернуться, сказав что глаза щиплет от яркого света.
Я хотела найти им дом, нормальных хозяев, а я...я их...
Не договорив то,что хотела сказать, она  поблагодарила  за чай, обхватила горячую чашку ладонями.  Как же этого не хватало.
С того момента как щенки заболели,  Шэрон ела и пила в спешке, зачастую даже пренебрегая этим, ставя их жизни выше своей.
Подцепили вирус? 
Не выпуская чашку из рук, подросток пыталась найти силы  для нового  ответа. Сначала пыталась смотреть на свитер Шина, потом на окно и в конечном итоге уставилась на столешницу.   
-В клинику попал только Оз.  Врачи   предполагали энтерит, но точных анализов сделать не успели...Он ушел,- и как же медики говорят о смерти,  не упуская подробностей о которых расспрашивают семьи? Как им не хочется зависнуть подобно компьютеру и дожидаться спасительного ресета, примерно так же, как ждала его Шэр?
Она снова выпила чаю.    Чай  кончается так быстро,  а разговор еще нет, - я привезла Оза в  состоянии, когда тот...перестал  дышать.
Шэрон умолчала об остановке сердца, о том когда сердце песика остановилось, хотя клиника была совсем рядом, -  Оазис держался до последнего. До самого последнего бегал за мной, а я не замечала что он не ел. Не замечала,что  худел.   Я  даже не заметила,что он пропал.  А когда нашла, он был под нашим деревом,там где мы отдыхали.  Оазис  пришел,чтобы его спасли,а я ждала,что он умрет и это закончится как можно скорее. Он был еще жив,а я думала о том, где его хоронить. Хотя,  Оазис еще дышал и смотрел на меня, -  последняя фраза была сказана с немного повышенной интонацией, но все равно такой же хриплой, как и последующие.
-И почему я не позвонила Джуну? Да, он собак не любит, и я  после приключений в участке решила,что больше ему не придется меня выручать.  Лучше бы позвонила, лучше бы вызвала такси. Так было быстрее, чем пытаться довезти его на автобусе.  с каждой остановкой!
Теперь ничего не исправить, сколько не думай о ситуации.  Безумно хотелось бы сесть на пол и прижаться спиной к дивану, а впереди еще другая еще более мрачная часть. И сколько не ходи вокруг да около нет легкого начала: Шэр собиралась рассказать о том, как все было хорошо, но вспомнить их здоровыми и больными, слишком большая разница.
-Шин  это я виновата в этом всем: сразу же после того дня как я вам написала,меня заставили уехать. У меня не вышло остаться, хотя, надеясь что мне поверят, доверят это довести до конца,  я рассказала о щенках. Не сработало. Сказали что тем же вечером я и вернусь, но вернулась я только спустя три дня.  Я пыталась сообщить вам, но за городом сеть  не ловит,а потом у меня просто забрали телефон.
Подросток  умолчала о том,что те три дня были адом, постоянная попытка найти связь, постоянные попытки бегства и в конечном итоге угроза, заставившая успокоиться. Сейчас когда на душе хреново, ей абсолютно не хотелось думать ни о  Мейсоонах,  ни о бабке, ни о том, что каждая поездка туда  это обязательно скандал и перепалка. Возникла пауза после которой подросток  собиралась продолжить. Пустая чашка и  столешница уже  не помогали .   нужно  немного собраться. И вроде последующая фраза отнеслась не к ней, но Шэрон вздрогнула.
-Спасибо и сожалею. Неужели..раз за разом...- Она не сказала  всей фразы, голос совсем сел,а дыхание сбилось, словно она  куда-то спешила. Наклонив голову, Шэрон прикрыла ладонью глаза.  Ей надо одна минутка, по истечению которой ничего не изменилось.

Отредактировано Шэрон (2019-08-03 23:14:36)

0

10

-До единого,
Шин только коротко вздыхает, поджав губы, не в силах что-то ответить. Что тут скажешь? Он не надеялся на какой-либо хеппи-энд. По Шерон и так видно, что в живых никто не остался. Тяжело. Конечно, девочке тяжело констатировать этот факт, проговорить это вслух, и Шин прекрасно её понимает. Он бы не спрашивал, не пытал, но...стоило внести ясность и озвучить ситуацию. Даже, когда так не хочется. Шин искоса наблюдает за девочкой, отмечая её жесты, чувствуя её эмоции на себе, но молчит, не торопит. Даже чай он ей заварил отчасти для того, чтобы она могла чем-то занять паузы и собраться с мыслями.
Я хотела найти им дом, нормальных хозяев, а я...я их…
Что, хочет сказать, что именно она виновник всех бед и их гибели? Как знакомо, и как в корне неверно. Шерон, конечно, лучше знать, что там происходило. Но разве могла она намеренно сделать что-то не так? Нет. А если совершила случайную ошибку, там где иначе никак не вышло бы, по незнанию или неопытности..Что ж, бывает и такое. Цена этого высока, и чаще такие промахи непростительны. Всё зависит от ситуации. Врачебную ошибку прощают мало кому. Опять же, бывают случаи, когда что-то выходит из под контроля, каких-то сведений, не зависящих от врача, не хватает, а оборачивается всё трагедией. Не сказал об аллергии, противопоказаниях, поел перед операцией, выпил аспирин, разжижающий кровь - и вот он, летальный исход, но на совести врача. Шин не верил, что Шерон виновата. Она вечно винит во всем себя. Шер,, ну не надо, пожалуйста, - кореец хмурится, ещё больше кривится тонкая линия губ, словно он съел лимон за раз. Он не смотрит на Шерон прямо, только периодически бросает взгляды, и не мешает ей смотреть куда угодно, только не ему в глаза. Ей хочется сейчас и вовсе спрятаться и зарыться куда-то в угол, это и так понятно.
-В клинику попал только Оз.  Врачи   предполагали энтерит, но точных анализов сделать не успели...Он ушел,
Снова молча кивает, словно девочка могла видеть его жест. Слово “ушел” пожалуй, только медики могли понять правильно в таких случаях. Он и сам предпочитает это слово вместо циничных заменителей. Так легче, это сознательный самообман с верой в то, что кто-то просто уходит навсегда куда-то далеко и просто не вернется увидеться снова, уйдет без связи. Это для мягких и впечатлительных. Патологоанатомы всегда относились к этому с крайним скепсисом и даже насмешкой. Потому как они наблюдают, что просходит после смерти. И там всё очень неромантично и невозвышенно. Но даже в смягченном варианте, когда ты сталкивался с этим десяток раз, слушать это со стороны всё равно тяжело. Тем более от ребенка, который как-раз то столкнулся с таким впервые. Шин слушает дальше. По прежнему молча, пропитываясь этим отчаянием, сожалением. В хриплом голосе слышалась вина и непонимание собственных поступков. А Тэ Шин её понимал. Шерон вполне могла не знать о болезни, поэтому и не заметить характерных признаков. Тогда она была просто счастлива возиться с ними. А что касается ожидания смерти, многие проматывают наперед, до самого конца, прекрасно догадываясь, что так  и будет и пытаясь продумать, что делать в таком вот, самом крайнем случае. Даже оптимисты, которые рвутся в бой с верой, что всё можно изменить, а кто-то побеждает и действительно меняет ситуацию на “всё хорошо”, всё равно проигрывают в голове ту самую ситуацию с печальным исходом. Это помогает приготовиться к худшему, если оно настанет. Эти мысли естественны и не криминальны. Криминально - сдаться сразу без борьбы. Но ведь Шерон не бросила щенка.   
-И почему я не позвонила Джуну? Да, он собак не любит, и я  после приключений в участке решила,что больше ему не придется меня выручать.  Лучше бы позвонила, лучше бы вызвала такси. Так было быстрее, чем пытаться довезти его на автобусе.  с каждой остановкой!
Поднимает на Шерон взгляд, теперь уже неотрывно, смотрит словно сквозь неё. Не хочется ему говорить то, что она и так уже знает. “Что же теперь поделаешь” - так банально, так нелепо. “Если бы”, “лучше бы”...Можно бесконечно торговаться после того, что уже не изменить, но факт остается фактом: ничего не откатить. Но ты всё равно пытаешься найти выход, подобрать ключ к закрытой двери. Шок, отрицание, где-то здесь потерялся гнев, а может он поменялся с кем-то очередью. Сейчас Шерон проходит торг. Позже их ждет депрессия, и Шин надеялся, что она проявится в легкой форме, а не перейдет в клиническую, с которой справиться уже сложнее. Когда-нибудь придет и смирение. Но для этого нужно прожить всю эту дрянь, которая накрывает девочку сейчас. В обход пойти и взломать схему выйдет вряд ли.
Шерон винит себя в том, на что повлиять не могла, хоть и старалась. Ким Тэ Шин тоже ищет свои ошибки - нужно было не довольствоваться тем, что она справится сама, а предложить помощь с ветеринаром. Нужно было. Было - ключевое слово. Теперь нужно что-то делать с тем, что есть. Мозг как-то пропускает, не задерживаясь, слова об участке. Кореец, конечно, цепляется за них, спотыкается, но откладывает вопрос до лучших времен, куда эти двое ещё умудрились встрять.
Оперативно доливает в опустевшую  чашку ещё кипятка, но рассказ уже окончен. Что ж, пусть отдохнет немного. Шерон и так молодец, что нашла в себе силы рассказать.
-Спасибо и сожалею. Неужели..раз за разом…
Ей не пришлось договаривать, медбрат понял всё и так.
- Да, - утвердительно кивает, ничего не скрывая - Но первый раз всегда самый тяжелый. Помню, меня тогда неделю трусило. И то, что я считал свои эмоции чем-то неправильным, только усугубляло. Заведующий отделением мне тогда помог, просто поговорив со мной, рассказал, что чувствовать себя так - нормально.
Шин грустно улыбается и поднимается со стула, чтобы приобнять Шерон за плечи.
-Я могу долго объяснять, почему, как только ты того захочешь, но пока просто поверь мне. Это нам, медикам, долго переживать и проникаться каждым - непозволительная роскошь. Потому что не успеешь ты пережить как следует уход одного, как уходит ещё кто-то, а ещё нужно помочь многим живым и как-то жить самому. Не успеешь - и тебя завалит, как в тетрисе. И всё, гейм овер. Вот откуда берется врачебный цинизм - самозащита. Но! - Шин сделал паузу - В нашем случае это необходимость, потому что такое происходит регулярно, не обойдешься. А тебе можно и нужно пережить это в полной мере, не торопить себя, не заталкивать чувства - так быстрее в норму не придешь, только навредишь себе. Если хочешь плакать - плачь. Можно, Шерон, можно. При мне можно тоже. Я приму тебя и в таком состоянии. В этом нет ничего плохого. Это не слабость. Не можешь плакать - не заставляй себя. Но дай себе чувствовать то, что чувствуешь. Только так однажды станет легче.

+1

11

Шэрон посмотрела на  корейца.   Не то,чтобы ее удивляло сказанное,  она  просто  ожидала  отрицательный ответ.  Ей казалось  таким фактом как смерть пациента врача не проймешь. Возможно,Шэрон  судила по Джуну. Тот никогда не рассказывал  ей ни о своей работе, ни о  пациентах.   К Шину она не лезла с этими вопросами.  Но Джун и Шин разные.  Да и самой казалось, что после пережитой смерти кобылы и коня, она не будет столь остро реагировать  на сей печальный факт.  Подросток слушала Шина и что-то ее удивляло в этом: ей  казалось, чем ты старше тем проще переживать потери.
И все-таки, Шэр сочувствовала,  что и ему приходилось пережить такое.
-Сочувствую. Хреновое ощущение-  сказала она. Ей было что сказать, было о чем  расспросить,  но слова в который раз отказывались формироваться во что-то связное.
Шэрон расслабилась почти сразу же, позволяя себе отвлечься на этот момент. Прикрывает глаза, чувствуя под щекой свитер.  В объятиях Шина  уютно  и безопасно. Посидит немного так, а затем сможет поскорее прийти в себя. Она не сразу поняла к чему ведет начало истории.  Ей не рассказывали о врачебном цинизме,девчонка  сама не интересовалась откуда  он берется, до сегодняшнего дня. Но все мы циничны вы той ил инной мере, защищаем себя от лишней боли.   Шэрри ведь   желая переживать потрясений,  оградила себя от общения с людьми.    И все-таки ей было интересно: как же часто Шин переживал подобное? Как долго позволял себе тосковать?  Как быстро приходит в себя?
Шэрон не хотела переживать случившееся в полной мере. Ей не нравилось это состояние.  Не хотелось принимать то, что ситуация заранее была таковой — безнадежной. 
-Почему?- задала она вопрос, не зная чем вредно отстраняться от ситуации,  торопить себя, заставлять забыть. Наоборот, ей казалось так удобнее. Чем быстрее отстранишься от ситуации, тем лучше. Понимание,что слезы это слабость вбито в ее голову. Родители показали: сопротивляться, грустить без толку особенно если все предрешено. К тому же у Мейсонов не было какого-либо желания разбираться с чувствами дочери или успокаивать ее.
Роуз уставала на работе. И все проблемы Шэр казались незначительными.  А Гэрри не понимал на кой черт разбираться с проблемами дочери, проще обесценить.  Этот механизм работал так же, если нужно было привлечь внимание дочери: обесценить, высмеять, в крайнем случае выкинуть  то,что она делает, и дочь  не сведет с него взгляда.Гэрри   считал,что Шэрон не должна на что либо жаловаться, если ее обеспечивают едой, одеждой и кровом над головой, закрывают глаза на ее прогулы.   Девочка  должна быть благодарна за то, что есть. 
Потому слезы Шэр держала при себе, всегда.   Хотя, Шин не Мейсоны...
-Спасибо, - шепотом сказала Шэрон, с  грустной улыбкой. Привычки, осторожность(там где она не нужна) сложно изменить.
Она собиралась продолжить рассказ с того места, когда все пошло не так, возвращаясь к тому моменту, когда на оптимистичных надеждах не вытянешь.    Рассказ о первой смерти дался ей относительно легко.   
-Все-таки в любом  помете кто-то из щенков погибает, -печально заключила подросток,-   я все еще надеялась, что выжили остальные пять. Я не смогла его зарыть в землю сразу...Возможно надеялась,что он проснется. Лучше бы я не пришла в тот вечер домой, тогда бы меня не заставили уехать.
Сложнее  перейти к тому, когда проблема   нарастала со скоростью геометрической прогрести:  Гильза, Мята и Коран  от веселых игривых щенков остались   скелетики обтянутые кожей. И не подозревала Шэр, что заболел и Оз, не поняла,что худоба не спроста и без врачей не разобраться.
-Гильза терпеть не могла, когда ее трогают лишний раз: слишком активная, вертлявая она не  любила находится на месте.  Расчесать или выкупать ее, это было испытанием при том, что она не весила так много. Но тогда она ничему не противилась, -продолжала Шэр, делая большие паузы. - Мята  не проснулась, когда я ее взяла на руки. Знаете,я надеялась ее согреть. Без  толку. Гильза ушла  тогда, когда я задержалась дома , чтобы поесть и отдохнуть. Надо было собираться и ехать, отдохнула бы там.
Лёд начал трещать тогда,  когда  очередь дошла  до Корана, до того момента как  из щенячьей пасти хлынула кровь,щенок начал скулить и дергаться.
-Я не испугалась, когда Джун сообщил мне, что я должна буду ему помочь с операцией, но...
Пожалуй,  это был один из тех редких случаев, когда Шэр давала вволю эмоциям.
Истинным.  Была попытка остановить себя, но механизмы  не работали. Невозможно сгруппироваться и взять над собой контроль. 
- Почему   я не смогла...быть рядом с Кораном?
В тех слезах и вина и стыд  свой побег и за то, что не решалась вернуться, притворялась,что не было заброшенного завода в  ее жизни. Шэр делала в эти дни что угодно, только бы  не найти возможность приехать к заброшенному заводу.    А когда решилась, было поздно слишком.  Она нашла Спирита.  Такой же  как и остальные, лежал возле дороги, с изогнутым под углом позвоночником.
Спириту почти удалось найти дом,но звонивший мне человек он показался странным.
- Когда же Спирит ушел?Он не особо любил уходить дальше клена,-спрашивала  Шэр, с безнадегой смотря на Шина,понимая  что на эти вопросы кореец не знает ответы на эти вопросы.   
Рассказ о том как похоронила их , не став искать Оза  зная,что шанс на его выживание слишком невысок, дался ей так же сложно.  Мучительно рассказывать о том как собираешь мертвых подопечных, начинающих разлагаться, закутываешь их в плед,а затем зарываешь в холодную, мокрую  землю. Слезы текут сами собой.  А затем как последняя надежда был найден Оз,но на борьбу  сил ноль. И зная,что ничего не изменить, Шэрон сдалась, села на корни клена и ждала пока щенок умрет.  Зачем стараться, если все и так понятно? А когда ее осенило, было поздно, время против них. Поездка на автобусе с остановкой на каждом светофоре,  долгая попытка словить машин, а потом  никто не смог ничем помочь.
Шэрон ретировалась стоило ветврачу спросить о том, нужна ли ей помощь,нужно ли позвонить ее родителям?
Этот рассказ вымотал, принес опустошение, но легче не стало. В который  раз Шэр подумала о том, что лучше бы прошла мимо сейчас бы не было так больно. Может с кем-то другим у них было было  больше шансов выжить?

0


Вы здесь » Royal Red » Спальный район » Квартира// Шэрон Гиллеспи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно