ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ROYAL RED! ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ, ОСМОТРИТЕ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВАНКУВЕР. МЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО ВЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАЙДЕТЕ ЧЕМ ЗДЕСЬ ЗАНЯТЬСЯ, ВЕДЬ НАШ МИР - НЕ ТОЛЬКО ПОЛНАЯ СПОРТИВНЫХ СТРАСТЕЙ АКАДЕМИЯ "КАВАЛЬКАДА", НО И ВЕСЬ ПЫШУЩИЙ ЖИЗНЬЮ МЕГАПОЛИС, СОБРАВШИЙ НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ САМЫХ РАЗЛИЧНЫХ И ИНТЕРЕСНЫХ ГЕРОЕВ. ВМЕСТЕ МЫ ПИШЕМ ИСТОРИЮ!




В Ванкувере,
тем временем, уже февраль!
Сейчас Канада неприветлива
ведь соотношение солнечных дней
к пасмурным примерно 20-ть к 80-ти,
что значит не стоит забывать дома зонт.
ТЕМПЕРАТУРА ВОЗДУХА КОЛЕБЛЕТСЯ В ПРЕДЕЛАХ
+6°С (ДНЁМ) И +1°С (НОЧЬ). Средний показатель
силы ветра 5м/с. Берегите себя!
АКТИВИСТ
El Sevara
АКТИВИСТ
Hwang Min May
ЛУЧШИЙ ПОСТ НЕДЕЛИ
Valerie Finn
- Ты сумасшедшая, Ри - упавшим голосом заключил Макс, потом порывисто встал и вышел - наверное, курить. Валери осталась наедине со своими дрожащими руками и осознанием, что только что купила себе вторую лошадь. С аукциона. Не молодую и под формулировкой “проблемная или больная". Не хотелось давать своему поступку каких-либо оценочных суждений. Ри просто тихо вышла из помещения в котором в прежнем ритме продолжались торги, с потерянным видом побрела в тот самый отсек: жеребца должны были вернуть в денник после выводки...
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Hwang Min May и Mayrin
Мин Мэй - не ищет лёгких путей, ведь его любимая лошадь подвержена паническим атакам из-за трагедии в своём прошлом. Любовь, терпение и уверенность в своих силах творят чудеса, но не всё становится подвластно даже если очень захотеть. Можно долго закрывать на глаза на какие-либо неполадки, особенно, когда к ним привыкаешь, но в обострившейся ситуации излишняя самоуверенность подставит подножку тогда, когда этого совсем не ожидаешь.
ФЛУДЕР
Amber Hawkins
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Mistral Hojris
АКТИВИСТ
Mina
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Li Hyun Jun и Felicia Holt
Спроси эту парочку имеют ли они друг к другу какие-то тёплые чувства и оба зашипят как змеи, отнекиваясь от эмоций, которые невольно сквозят во взглядах, поступках и даже словах. Меняется не мир вокруг них, меняются они сами изнутри. Каждый сам по себе, но всё чаще вместо того, чтобы взвалить все беды этого мира на собственные плечи, Джун и Фелис позволяют друг другу вмешаться в свою жизнь. Так оказалось легче и даже... приятнее.
АКТИВИСТ
Felicia Holt
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Kang Chi Min
- Джехон ши. - обратился к нему Чимин на чистом корейском языке. На родном оно как-то лучше было, да и так разговор мог быть куда более защищён от чужих ушей. Под взглядом обернувшегося на него человека, Чиро, на удивление, даже не испытал никакого благоговейного трепета. Да и должен был? Грани стирались; да, Хон преступник. Но какой же ты крутой чувак, водить за нос целые страны. Я буду тем, кто тебя раком поставит. Самодовольное лицо Чи отравилось ядовитой ухмылкой, выдающей, что тесто на них создатель замешивал в одном чане. Он продолжал говорить на общем с Джехоном языке
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Загородные дома » Дом Владислава Карелина


Дом Владислава Карелина

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2016/02/231.jpg

Первый этаж

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2016/02/117.jpg

Гостиная

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2016/02/104.jpg

Кухня + Столовая

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2016/02/143.jpg

Библиотека

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2016/02/152.jpg

Уборная

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2014/04/18_min21.jpg

Второй этаж
Гостевая спальня

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2014/04/23_min15.jpg

Спальня хозяина

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2014/04/24_min15.jpg

Уборная

http://www.remontbp.com/wp-content/uploads/2014/04/20_min21.jpg

Отредактировано Vladislav Karelin (2017-09-12 14:20:24)

0

2

В это время дня, когда работа в учебном центре кипела, и студенты, замороченные своей скорой и неминуемой сессией почти не появлялись на конюшне, а лишь зубрили конспекты, Пол работал с утроенной силой и повышенным настроением. Ему, как никому другому, было полезно оставаться наедине с самим собой, иметь возможность делать работу, которая ему действительно нравится в тишине, иначе рано или поздно он начинал уставать и злиться, что тут же сказывалось на оценках спортсменов — перед завершением семестра Энтвуда старались не загружать, чтобы он, не дай Бог, не попортил своим же выпускникам табели. Сейчас он был предоставлен сам себе, и даже отсутсвие Мэя в его единственный выходной на неделе Пола не удручало. Он быстро собирал кого-то из своих лошадей, ездил минут сорок — этого ему хватало, чтобы выжать из животного все соки, потом, раскидав амуницию прямо возле двери, ставил взмыленного коня в денник и переходил к следующему. Ну а вечером, после кормления, когда подопечные, уже поужинав, отправлялись спать в мягкие опилки, наступала самая спокойная пора. Обычно, Пол ненавидел и оставлял коноводу эти мелкие дела, а теперь вроде как даже успел за этим соскучиться. Он тихо ходил по пустой конюшне, не тревожа сонных лошадей, сматывал бинты, разбросанные в невероятном количестве по всем проходам, убирал и протирал сёдла, замывал уздечки. Кто бы мог подумать, что Энтвуд ещё не забыл, как это делается? Иногда он скучал по этой ерунде, в Америке с коноводами у него как-то не ладилось, и Полу часто приходилось работать одному. А сейчас, когда Хван сам упал к нему в руки, спортсмен слишком уж расслабился, принимая усердие мальчишки как данность.
Смотав последний бинт, Пол наконец-то смог присесть. Прямо на плотно закрытый пластиковый бак, стоящий возле денника Вайпера. Сунув одну руку через решётку так, что мягкая белая губа тут же коснулась его пальцев и принялась их мусолить, мужчина достал телефон, подыгрывая жеребцу с его дурацкими облизываниями и даже улыбаясь. Дурачок. Завтра будешь над Мэем издеваться, отпусти руку, сказал! На последнем издыхании разряженной батареи экран светился новыми уведомлениями, которые Пол ещё не успел прочитать. Сейчас, когда выдалась свободная минутка, он наконец ответил Владу на сообщение и, убедившись, что телефон окончательно разрядился, подкинул Доджу гарец зелёных гранул и наконец отправился домой.
Остаток недели в ожидании пятницы стал для него как глоток свежего воздуха. Иногда всё-таки стоило чего-то хотеть и ждать, это было такое приятное интригующее чувство, которое неподвластно было мужчине в обычной для него рутине. Дни летели, сменяясь друг другом, и в долгожданную пятницу, заранее уведомив студентов и коновода, что он уедет пораньше, Пол работал как никогда быстро, не позволив себе с самого утра ни разу присесть. Мэй, разумеется, носился под его окрики по конюшне ещё быстрее. В пять часов вечера Энтвуд, заскочивший в раздевалку, чтобы наконец переодеться и уехать отдыхать, столкнулся там с Карелиным и, пожав его крепкую шершавую руку, хлопнул коллегу по плечу. Мне кажется, я так быстро никогда ещё не работал. Я сейчас развалюсь, — брюнет усмехнулся, отворачиваясь к своему шкафчику и переодеваясь в приличный свитер, джинсы и зимние тяжёлые ботинки. Честно говоря, что это за "dacha" такая он не сильно себе представлял, но на всякий случай утеплился, сверившись с погодой за окном, и не зря натянул на себя не только объемную куртку, но и шапку с перчатками. Брэдфорд собирается вылезать из своего лягушатника? — он выглянул из коридора, провожая сочувствующим взглядом идущих на поклон к директорской двери провинившихся студентов. В Кавалькаде таких было ой как много. Я только балалайку забыл, — отшутился Пол, глядя в улыбающиеся глаза коллеги. От этого человека всегда исходила какая-то удивительно расслабляющая энергетика, и даже этот нагловатый человек в его присутствии обычно успокаивался, как под действием седативного укола. Оставалось только надеяться, что его широкая русская душа не придумает каких-нибудь национальных развлечений, которые окажутся его заграничным друзьям не по зубам.
Декабрь, только начавшись, уже успел захватить город, и теперь под натиском снега, дороги утопали в высоких сугробах. Это волшебное время перед рождественскими праздниками трогало за живое всех, и Пола не обошло стороной. Он не мог с теплом на душе не вспоминать детство, коньки, лыжи, снеговиков и ледяные крепости. Везде вокруг словно слышался звон рождественских колокольчиков, а может ему только казалось? Мужчины, негромко о чем-то беседуя, вышли к парковке и, выкурив по две сигареты, разошлись по своим заведённым тёплым машинам. Кто-то из студентов с удивлением, а может завистью смотрел им вслед.
Дорога была бы не долгой, если бы не образовавшиеся из-за снегопада пробки. Пол вскидывал руки и хлопал ладонями по рулю всякий раз, когда на очередном перекрёстке их парочка вставала на добрых десять минут, и с облегчением вздыхал, когда, вырвавшись, они словно дети, гнали друг друга по шоссе, подгоняя лошадей под капотами своих больших проворных машин. Завораживающее зрелище — белый кроссовер, похожий на небольшой космический корабль своими очертаниями - чередой плавных и изломанных линий, скользящий чуть правее, по обочине и чёрный брутальный джип той же марки, который всем своим огромным видом невольно заставлял других водителей ощутить себя беспомощно маленькими и простенькими рядом с ним, как, впрочем, чувствовал себя почти каждый, оказавшись плечом к плечу с этим бородатым россиянином. Ужасно, что я так редко отдыхаю. Карелин молодец, хоть кто-то нас немного развлечет. Впереди ещё экзамены, мне пить-не перепить с этими студентами. Хоть бы никого на отчисление не отправить в этом году, а то Брэдфорд меня на ноль помножит. Карелин, ты чего за мной пристроился? — вскрикнул он, заигравшись со стрелкой спидометра, когда в трубке, приложенной к его плечу, раздался знакомый голос преследователя. Пол мельком глянул в отражение бокового зеркала: чёрный гигантский автомобиль словно тень висел у него на хвосте. Давай вперёд! Показывай дорогу.

Отредактировано Paul Antwood (2017-12-09 02:15:34)

+3

3

Как хороша Канада в декабре. Ей-богу, почти не отличишь от родной Сибири, где белые громоздкие хлопья снега уже к началу первого месяца зимы полностью покрываю пожухлые поля и темные голые деревья, придавая всему вокруг праздничный вид. Не смотря на то, что зима в моей стране длилась едва ли не половину года, если включать всю слякоть в ноябре и начале весны, я все равно любил именно эту пору, когда  все вокруг белым-бело, а приятный мороз покалывает кожу. Зимой куда приятнее было как выйти на долгую активную прогулку, так и вернуться домой, в тепло и уют, выпить ароматного чая и смотреть, как очередной снегопад заметает все на своем пути. И, наверно, нигде не было столько же снега, да и настолько же похожего климата, как тут, в этой далекой для русского человека Канаде. После Шотландии с ее унылой зимой эта страна казалась настоящей отрадой для глаз и сердца.
Именно поэтому сегодняшний день вселял в меня только радость, которую тяжело было спрятать от вездесущих учеников и прочей шпаны на конюшне. Мало того, даже конюхи могли что-то заприметить, а такого точно нельзя было допускать — еще решат, что русский их страшный тренер не такой страшный, как им казалось, тогда совсем разбалуются. Тем не менее, уже утром, припарковав машину на специальной стоянке для вип-персонала, я натянул хмурую мину, взял себе в кафе в главном здании самый крепкий кофе и отправился на работу. Обе собаки сегодня остались дома, так как Барсик был совсем не в том настроении, чтобы пугать всех вокруг, а Ласка в последние дни совсем без его строгого надзора распоясалась. К тому же, сегодня был тот самый день, о котором я думал едва ли не всю неделю: с того дня, как наша святая троица самых суровых и ужасных мужчин академии решили собраться в пятницу вечером вместе, чтобы наконец перемыть кости всем детишкам и миру в целом. Посему мои алабаи сегодня только бы отвлекали от работы и отдаляли час, когда я наконец сбегу как можно раньше от всей этой суеты людской.
На носу у студентов была сессия, и многие так и старались хоть как-то поправить свои оценки, а особо умные еще и успеть подлизаться, чтобы к ним легче относились. Вот же дуралеи, никак не могли взять в толк, что так только ухудшали свою учесть. Мы же со Скоморохом смотрели на них с нескрываемой иронией, ведь именно таких и не любили: нет, чтобы своими заслугами к себе отношение улучшать, они все лезут с какими-то девичьими комплиментами или конфетками. Совсем ополоумели, ироды, надо будет им устроить какую-нибудь экзекуцию. Впрочем, день шел довольно быстро — гнедой особо не паясничал, ведь нашел на конюшне себе новый объект обожания, к которому всегда торопился домой. Наша с ним тренировка прошла удачно и технично, и, быть может, если оба мы не обленимся, то отправимся на серьезные соревнования, которые должны начаться в начале года. Но пока же привел своего подопечного в порядок и отправился дальше, ведь предстояло еще погонять часть своей группы по кроссовым препятствиям, пусть и в манеже. Им, бедолагам, еще предстояло поработать со стоявшими лошадьми перед выходными, но и на это я уже придумал коварный план — пусть сами собой занимаются, устрою им вечер самоуправления.
Шалопаи не изменяли себе, кто-то вновь путался в темпах и расстоянии, кто-то просто витал в облаках, и разок даже рыжику пришлось побегать со своим новым конем в руках, ибо тот вместо работы решил в очередной раз пожевать амуницию других лошадей. Эйден, кстати, все пытался сделать вид, что налаживает отношения с белокурой и отдаленной от всей местной шантрапы Эбби, но получалось, не к удивлению, не очень. Ладно, пусть старается дальше, он же у нас негласный лидер. Я же всю тренировку стоял в манеже, переходя порой от одного препятствия к другому и что-то очень сурово рассказывая особо провинившимся, не забывая при этом задумчиво курить, но незаметно поглядывал на часы, дожидаясь, когда же весь этот цирк закончится. К счастью, оболтусы были не так плохи, как я вам об этом рассказываю, просто говорить об этом не надо, а то еще зазнаются и совсем от рук отобьются. В общем, послал я их отшагиваться себе спокойно без моего надзора, ледяным тоном пригрозив, что ниспадет на них кара небесная, если в мое отсутствие они успеют где-то что-то сотворить, а сам куда более бодро пошел в тренерскую переодеваться.
День клонился к вечеру, а на больших часах в тренерской стрелка стремительно двигалась к пяти. Пройдя в комнату со шкафчиками, я быстро переоделся из конной экипировки в обычную людскую одежду: темные джинсы, черный тонкий свитер и высокие утепленные ботинки. Собирался уже вытаскивать пуховик, чтобы заложить в шкафчик все на свои места, как дверь тренерской тихонько скрипнула, и неподалеку появился один из героев нашего сегодняшнего вечера — Пол, которого я давно уже успел окрестить Пашей у себя в голове. Его имя, к сожалению, меньше всего подходило для наших русских сокращений, ведь Алекс с нашей юности уже привык к простому Сашке, но все же можно переделать на свой лад. Интересно, как они меня называют, а? Впрочем, пожав ему руку и тихо улыбнувшись на легкое нытье коллеги, я вновь повернулся к своему шкафчику, чтобы скрупулезно положить всю конную одежду на положенное для нее место.
— Ничего, банька тебя быстро поправит, — с успокоил Павлика я, повесив конную куртку на вешалку.
Забавно, какими мы с Полом казались там, на работе, что бедные детишки порой со страхом ожидали новой ругани и наказаний от нас, и какими были в общении между собой. Его я, к несчастью, знал не столько, сколько Санька, однако это вовсе не мешало за это время завести довольно дружеские отношения. Ведь в баньку-то чужих не зовут, это все знают. Так что сейчас я лишь спокойно убирал все вещи в шкаф, пока Энтвуд быстро переодевался, успевая при этом еще пару раз шуткануть на разные темы. Одной из них, конечно же, был наш вечно серьезный и деловой директор Кавалькады, который во многие дни и носа из кабинета не показывал, столько дел у него было. Странно было видеть, как работа его изменила, ведь в спорте он всегда был задорным и оживленным, да и поболтать со всеми любил. Вот что с людьми делает обычная, пусть и любимая и серьезная работа.
— Собирается, — пожал плечами я, закрывая шкафчик. — но ты же знаешь, сколько помешанных к нему бегает. Взять хотя бы эту его заместительницу.
О да, эта молоденькая заместительница по учебной работе, Хёна ее вроде зовут. Помнится, у них с Павликом постоянно возникают какие-то склоки, пусть и на деле дышат они друг к другу не ровно, посему я надеялся, что мой конкурный друг с иронией отнесется к такой легкой шутке. А на самом деле она была забавная, я вообще не понимал, как она попала на свое место. Хотя чего удивляться, в Шотландии, где мне удалось поработать некоторое время по просьбе своего друга Виктора, главными тренерами по многим дисциплинам были вовсе молодые девушки. Вы только подумайте, совсем зеленые 20-летние мастера спорта, а уже главные тренера в престижной академии. Неужели не набралось другого персонала? Ладно, это я по-доброму шучу, до сих пор улыбка от их вида на лицо натягивается. Накинув куртку, я кивнул Полу в сторону двери, ибо пора нам было выбираться отсюда, пока детишки не набежали с просьбами.
— Не боись, у моего домашнего медведя всегда есть запасная, — нарочито серьезно ответил другу я, искоса глядя на его реакцию, и двинулся вперед, в сторону выхода.
Мы спокойно дошли до своих машин, что стояли неподалеку, и я в очередной раз тихо улыбнулся: вот совершенно же разные люди, а машины одной марки купили, как так? К вечеру снег, что так красиво валил весь день, успел полностью облепить машины, да и бедный трактор не справлялся с сугробами на дороге, но разве мешало это моему огромному внедорожнику найти путь домой? Включив двигатель, я вновь вышел поболтать с Энтвудом и покурить, чтобы заодно очистить машину от снега для лучшей видимости. Так, в легкой беседе, мы полностью приготовились к поездке, и каждый сел за руль, чтобы уже вскоре забыть обо всей тщетности рабочей жизни и окунуться в атмосферу свободных выходных.
Дорога на этот раз была тяжелой: снег лег неровно, а колея, что успела сделаться из под редко проезжающих машин, только усугубляла путь. Посему пришлось ехать не так быстро, хотя бы до выезда на более широкое и прокатанное шоссе, где можно было разъехаться в несколько полос, ведь снегоуборочные машины там работали в полную меру. А пока шустрый белый кроссовер Пола ехал спереди, задорно подмигивая порой аварийкой. Впрочем, скоро мы выехали на ту самую скоростную дорогу, и коллега радостно позвонил мне, а голос его звучно отозвался в колонках через подключенную гарнитуру.
— Про русских и быструю езду не слышал? — ухмыльнулся я, отключая звонок и поджимая гашеточку своего джипа.
Любил я свой внедорожник за его силушку. Не зря же покупал один из самых мощных, пусть и жрал он бензина слишком много, но с зарплатой в Канаде можно было не жаловаться и жить припеваючи. Обогнав кроссовер через левый ряд, я втопил по прямой, ведь магазин находился не слишком-то далеко от дома, крупный такой супермаркет, где мы могли закупиться всем необходим для сегодняшней посиделки. Заодно и моим собакам надо было что-то прикупить, а то обидятся еще, что их папенька приехал с пустыми руками. Погонявшись немного, мы доехали до первого пункта назначения, где шустро закупили побольше алкоголя, мяса и прочей мужской еды, даже пельмени взяли, чтобы далеко не ходить, и направились дальше, свернув скоро с шоссе на небольшую улицу, которая через километров десять привела нас к моему дому в лесу. До сих пор я называл его дачей, хоть и не было у меня квартиры в городе — русская привычка, что уж тут сказать. Вокруг не виднелось соседей, ведь я специально выбирал себе место для души, в лесу, чтобы никто не тревожил. К счастью, гараж вмещал несколько машин в своих теплых стенах, и мы, заехав на своих лексусах сначала в автоматические двери в заборе, вскоре уже оказались внутри.
Снаружи послышались бодрые голоса Барса и Ласки, которые сегодня предпочли остаться на веранде бани, чтобы охранять своим страшным видом дом и его окрестности. К счастью, там у них были теплые подстилки, если вдруг совсем замерзнут, что им не грозило. И стоило нам выйти из гаража, как эти шалопаи едва ли не сбили нас, вооруженных пакетами, с ног, за что, конечно же, получили только порцию тихой ругани, и то, совершенно несерьезной. Я же позвал Павлушу к главному дому и, открыв замок, пропустил его первым, а то вдруг он замерз, не привык наверно к морозам за городом. Мы зашли в теплое помещение, а собаки со всех ног ломанулись следом, пусть Барс еще и с недовольством смотрел на гостя. Бежевая же радостно крутилась вокруг его ног, пытаясь ненароком выхватить что-нибудь из пакетов. Отогнав собак, я показал Энтвуду, где гардеробная, и, раздевшись, мы прошли на кухню.
— Ну что, выпьем, пока наш последний собутыльник тащится с работы? — с хитрым прищуром спросил Павлика я, доставая стаканы.
Достав из пакета виски и разлив его по нужным бокалам, я протянул один другу, лукаво подмигивая. Свободной рукой я написал сообщение Сашке, чтобы поторапливался, иначе пропустит все веселье, а сам же начал разбирать припасы из магазина, коих было много. Эх, скорее бы наш директор приехал, а пока нам еще предстоит пойти растопить баньку, чтобы через пару часов в нее отправиться. Хороший должен выйти вечер.

+3

4

Кто едет самым последним? Я еду самым последним, а почему? Потому что я директор. Конечно, в свой законный выходной, который я себе сам же и поставил, всем сразу понадобился именно директор. Из-за этого ни свет, ни заря мне пришлось мчать в Академию, разбираться с нерадивыми учениками, которые решили покататься ночью на лошадке, и до меня сей случай дошел через месяцы, а потом снова за руль и ехать уже полноценно в сторону так называемой дачи Карелина. За долгие годы общения с ним я уже давно свыкся с его русскими привычками и словами. Дача, баня, бухлишко — этот русский жаргон, поначалу, был мне совершенно не знаком, но со временем я втянулся и стал неплохо понимать, о чем идет речь. Ближе к полудню я уже проехал половину пути, дома остались собака и филин под присмотром сына, а меня еще ждал как минимум час в дороге. Стрелка на датчике бензина стремительно шла к нулю, и мне просто необходимо было заправить свое авто. — Кто забыл про бензин? Я! — Конечно, я не мог обойтись без шуток, особенно в свой адрес. Наконец, навигатор громко сообщил мне о заправке впереди, а датчик предательски запищал, тонко намекая на то, что осталось очень мало топлива. Спасибо моему зверю, он дотянул, и мы спокойно доехали до первой точки. Пока автомобиль заправляли, я решил заглянуть в местный супермаркет и прикупить с собой чего-нибудь хорошенького, не с пустыми руками же мне ехать. Присмотрев пару бутылок дорогого бурбона  и схватив несколько лимонов и приличный кусок сыра «Бри», я отправился в сторону кассы. Девушка услужливо запаковала мои покупки в красивый пакет, который предвещал наступающие новогодние праздники, и с милой улыбкой на лице пожелала мне счастливой дороги. Телефон оповестил меня о новой смс, текст которой был для меня очевидным: «ДАВАЙ БЫСТРЕЕ!».

Не прошло и полгода, как я добрался до «дачи». Вокруг было полно снега, воздух здесь был куда легче, чем в городе, он не был наполнен выхлопными газами и прочим «мусором» и даже дышать полной грудью здесь было куда приятнее, чем где-либо еще. Хотя нет, у меня в шале у гор тоже был чистейший воздух, не просто так я выбрал такое далекое место для житья. — Приехал! — Радостно вскрикнув самому себе, я припарковал машину неподалеку от двух других и направился в сторону входа на участок Влада. Здесь меня уже встречали его любимые собаки, два крупных алабая, которые везде таскались за своим хозяином, но сейчас были предоставлены сами себе и получали удовольствие от прогулок на свежем воздухе. С этой парочкой я был уже давно знаком: Барс и Ласка. Когда я впервые услышал их имена, то поначалу даже с трудом смог их выговорить, Влад еще тогда долго смеялся над моим акцентом, чуть ли не катаясь по полу, но теперь-то я не оплошаю. — О! Барс, Ласка! А где ваш хозяин? — Пусть с виду эта парочка и наводила ужас на окружающих, но это были добрейшей души собаки, которые радостно виляли сейчас своими маленькими хвостиками, громко лаяли и пытались уронить меня в кучу снега своими огромными тушами. Устояв на ногах, я направился прямиком к главному входу, осматривая участок. Вдалеке видимо и показалась та самая «банька», которую, как сказал Влад, надо «обмыть», чтобы все было успешно. Ох уж эти русские традиции. Внешне дом очень напоминал мне мое Шале: высокие окна, натуральные материалы — я так это все любил, любил запах натурального дерева, покрытого лаком, запах от костра в камине, это все так приятно согревало изнутри, что я даже немного замечтался. Тем временем на кухне эти двое уже распивали виски и разбирали сумки с продуктами, видимо решили начать веселье раньше. Открыв смело дверь, я вошел внутрь, громко оповещая о своем приходе. — Эге-ге! Не ждали?! А Я ПРИПЕРСЯ! Барс и Ласка стали еще больше?! Или мне показалось?!

Громко топнув ногами, чтобы смахнуть с ботинок снег, я прошел внутрь, занося пакет с бурбоном, лимонами и куском отменного сыра. — Я тут с подарком! — Сняв пальто и оставив его в коридоре на вешалке, я смело прошел на главное место сбора, кухню. Ох уж эти холостяцкие кухни, все они со стороны были похожи друг на друга: минимум лишних предметов, максимум свободного места. И действительно, нафига мужику на кухне куча всяких ненужных лопаточек, прихваточек и прочей бабской фигни, которая только мешалась под руками и пропадала в самый ненужный момент. Почему-то именно сейчас мне вспомнилась жизнь с Роуз, эта её педантичность в отношении некоторых вещей порой сводила меня сума — ту ложку не бери, эти полотенца не тронь они для праздников, нельзя переворачивать мясо на сковороде вилкой, надо только лопаткой. Как вообще женщины живут в этом мире? С таким-то мировоззрением и проблемами из-за сраной лопатки или еще чего-нибудь, не удивительно, что они все такие нервные. — Я смотрю, дело идет полным ходом! А я вот тут прикупил бурбончик! — Поставив пакет, я, наконец, смог спокойно поздороваться со своими друзьями: пожать руку, по-дружески обняться с Владом в самых что ни на есть русских традициях, прихватить сюда же и Полика под шумок, все было замечательно. — Эти студенты сведут меня сума! Представляете, они ночью оказывается катали на лошади постороннего человека без разрешения! А я только сейчас узнал, на что мне зам… — Смеясь, сказал я, представляя себе всю эту картину. Конечно, я не был зол на студентов, все мы по молодости совершаем глупые поступки и именно они учат нас чему-то новому. Меня больше возмущал факт того, что это дошло до меня как до самого последнего человека, ох уж эти «Тайны и дворцовые интриги». — Итак, что у нас по программе?

+3

5

Мимо пролетал город. Он шевелился, пульсировал, жил, несмотря на свою статичность, его было много и недостаточно одновременно. Его тротуары, занесённые сероватым слоем снежной каши, дома, вырастающие из земли строгими, но такими разными и непохожими друг на друга фасадами и деревья, опустившиеся ветвями до самого низа под весом тяжёлой белоснежной шапки, укрывшей всё вокруг — всё это было невероятно привлекательно и слишком заманчиво, чтобы с любопытством не посмотреть, не запомнить это мгновение. Пол внимательно следил за дорогой, согнувшись над рулём, и изучал взглядом неизвестный ему район сквозь заляпанное дорожной грязью лобовое стекло. Новые места, новые пути, до этих пор неизведанные мужчиной, расстилались картой прямо перед его носом, и хотелось ухватить взглядом как можно больше, на всё обратить своё внимание. В этом городе он был по-прежнему чужим, лишь приглашённым гостем. Он редко выезжал куда-либо за пределы своего района, хотя, конечно, в этом была только его собственная вина, и редко вообще смотрел по сторонам. Его не интересовали ни долгие прогулки по набережной, ни красоты национального парка, ни увешанные огоньками бульвары в центре, где толпами сновали туристы. Тут, в этом большом мегаполисе, всегда было что посмотреть, чем себя занять, и в нём одном умещалось так много разнообразия, что, обойдя все закоулки Ванкувера, можно было с лёгкостью сказать, что ты видел настоящую Канаду целиком. А Пола... Пола это всё не интересовало. Он давно поменялся, оставил в прошлой жизни свой неуместный юношеский романтизм, отказался от бесцельных выходов в свет. Если прежде, в родных Штатах брюнет знал каждый дальний уголок Калифорнии, то здесь, вот уже целый год, он не интересовался даже меняющейся погодой за окном, продолжая жить, как заключенный, запертый в камере своими собственными заморочками. Пора же было в конце концов что-то поменять?
Снег осыпался с неба крупными хлопьями, тяжёлыми и влажными, они таяли сразу на лобовом стекле, не успевая улечься полотном, которое обязательно развезло бы механическими дворниками. Мужчина за рулём терпеливо вслушивался в музыку, играющую из колонок, и даже улыбался: его вечная меланхолия сегодня просто отступила, у Пола на душе не нашлось для неё пригретого местечка. Спортсмен резво поспевал за вторым водителем, ускользающим за поворотами узких улиц на своём блестящем чёрном звере, а когда нагонял, дышал ему прямо в спину, держа дистанцию в десяток сантиметров, бампер к бамперу. Карелин, он отличный мужик, Полу он был, в целом, приятен, хотя иногда становилось не по себе, стоило ему начать бубнить себе что-то под нос на непонятном грубом языке. Впрочем, вызвериться на него хотелось меньше всего на свете, Влад никогда не гундосил, никогда не создавал вокруг себя суету, его просто было в меру достаточно, чтобы сказать: «я от него не устаю». Обычно именно про таких людей говорят, что их компании желаешь больше всего. Поэтому сегодня Энтвуд ехал в гости к Карелину с лёгким сердцем, и его ничто не волновало — встреча должна была пройти незатейливо и дружелюбно, особенно если к ним всё же присоединится вечно занятой Алекс.
Когда с магазином было покончено, и тяжёлые пакеты были сложены в багажник к Владу, коллеги отправились дальше по своему маршруту, минуя шоссе, ведущее в обход городских пробок. Наконец, спустя немного времени, они въехали в ворота хозяйского дома стройной колонной уже порядком испачканных машин. Пол вышел из салона незамедлительно, громко обозначив свой приезд хлопком водительской двери, и в ответ на посторонний шум с улицы послышался грохот тяжёлого собачьего лая. Брюнет встал, оглядевшись по сторонам, и довольно сложил руки в бока. Таким спокойным и простым его никогда не видели ни ученики, ни коллеги. В Кавалькаде он всегда казался гораздо более напряжённым, суетным, вредным, чем есть на самом деле, и только вне работы можно было, взглянув на Энтвуда, убедиться, что он совсем простой и не замороченный человек. Мужчина, взяв сумку с продуктами, застрял в приоткрытых дверях гаража, где, заворожённо замерев, смотрел на белый простор природы, окружающей этот затерявшийся вдали от города домик. Воздух был невесомый, дышалось легко, как никогда не вздохнёшь в пыльном городе, и благородство фасада здания, отделанного грубым камнем, прекрасно сочеталось с искрящимися на солнечном свете высокими сугробами и высокими соснами. Пол поёжился, но лишь для виду, ведь даже ветер сегодня был ласковый и мягкий. Как говорится, любой северянин знает, что когда идёт снег, становится тепло. Пол, наверное, уже отчасти пропитался канадскими привычками, и, в том числе, научился терпеть морозы; его уже не удивляла так сильно эта настоящая зима, только всё равно сердце тосковало по круглогодично мягкому климату Калифорнии и зелёным пальмам над головой. Пожалуй, когда-нибудь в будущем, он вернётся домой, когда затоскует настолько, что станет невмоготу, но всё равно вернётся сюда, в Ванкувер, где теперь его новый дом, с этим неприветливым осенним дождём и зимними скрипучими сугробами.
Шумные они у тебя, — американец проследовал на крыльцо за хозяином, и всё время невольно косился на двоих алабаев, что кружили рядом, как акулы, учуявшие кровь. Правда, эти лохматые монстры охотились скорее за пакетами с едой, чем покушались на здоровье постороннего человека на своей территории, и всё же Пол, не жалующий собак, старался не выпускать обоих охранников из виду. В доме было тепло, и пахло деревом. Всё внутри этого просторного шале казалось лёгким и визуально не нагроможденным, совсем не угнетало и не сдавливало. Признаться, Энтвуд редко делал комплименты, но этот как-то сам попросился вслух: Хорошо у тебя, — его душе, возможно, тоже хотелось чего-то подобного, но только конкурист никогда не понимал зачем столько свободного (читай: пустого) пространства для одного человека, у которого нет семьи. Возможно, всё дело было в его личных заморочках, ведь, кажется, никого в этой стране не пугали большие дома и множество комнат, куда некого поселить, и только один Энтвуд, при всех своих возможностях, жил в маленькой квартире, как запертая в круглом аквариуме рыба, не видящая другого мира. Мужчина снял обувь, верхнюю одежду и, шлёпая по деревянному полу, прошёл в ту сторону, откуда доносился голос Влада. Кажется, он уже что-то искал в шкафах, громко хлопая их дверцами, и за этим шумом, наполнившим весь первый этаж, все находящиеся на кухне не услышали, как шумит мотор ещё одного автомобиля, въехавшего тем временем в ворота. Пол облокотился на край столешницы и взял протянутый ему бокал. Вечер ещё не начался, а запах виски уже проник ему в голову. Верная дорога к пьянству. Энтвуд довольно улыбнулся, покачав стеклянный стакан из стороны в сторону и, сделав глоток, согласно кивнул в ответ на вопрос Карелина. А какой у нас план? Что там с баней? — брюнет, кажется, расслабился, следя за тем, как Влад достаёт из пакета продукты и раскладывает их по местам, но вовремя очухался и, скрипнув, привстал на ноги, чтобы ему помочь. Затея с баней ему была не до конца ясна. Скажете — что тут непонятного, но Энтвуд всегда чувствовал вполне естественное недопонимание между ним и своим коллегой, которое уходило корнями в их разную национальную принадлежность со всеми вытекающими из этого последствиями. То, что американцу чуждо, для русского — раз плюнуть. Вот и русская зимняя традиция "париться" для Энтвуда означала, что будет происходить что-то, в чём он не сильно разбирается. Наверное, именно из-за этого Пол чувствовал себя как-то неуместно, словно пришёл на чужой праздник, где его не ждали.
Он был так занят продуктами, сидя на карачках, что не заметил, как двое шакалов с вечно раскрытыми слюнявыми пастями вдруг перестали кружиться около его ног, и в следующую минуту влетели в кухню, уже сопровождая появившегося следом Брэдфорда. Сияющего, радостного, словно, чёрт старый, и не работал он всю эту неделю. А ты чего радостный такой? Пол, отряхнув руки, распрямился, хотя на корточках было тоже очень удобно и, пожав руку мужчине, постарался отстраниться от принудительных объятий. Был бы на его месте кто-то другой, Энтвуд, наверное, уже бы дал леща тому, кто вторгся в его личное пространство, но Александр единственный проделывал ему назло это так часто, что перестал в конце концов вызывать у Пола эмоциональное отторжение. Он поджал губы, сев на свободный стул. Эти студенты сведут меня сума! Представляете, они ночью оказывается катали на лошади постороннего человека без разрешения! А я только сейчас узнал, на что мне зам… Конкурист не сдержался, чтобы не улыбнуться самой вредной своей улыбкой. Его ужасно удовлетворял тот факт, что Хёне всё же достаются шишки, и не всё так гладко в её истории золушки, выбравшейся на высокую должность без всяческих усилий. От неё добра не жди. Я предупреждал, — Пол лаконично кивнул ему, выставив вперёд бокал и, отпив ещё глоток, хлопнул в ладоши, коротко улыбнувшись: В общем, Карелин, давай раздавай задания, а то я сейчас усну.

+3

6

Собаки как всегда звонко гавкали, и басистый их голос эхом раздавался в глубине одинаковых деревьев, отчего снег на тонких ветках бесшумно падал вниз, устраивая микроскопический снегопад. Мы же зашли в дом, и Павлик с плохо скрываемым подозрением посмотрел на животинок: еще бы, многие в академии до сих пор не могли привыкнуть к двум этим монстрам, вечно слоняющимся по конюшне и порой любящим попугать народ ради развлечения. Конечно, они никогда бы не напали на кого-то без команды, но кто же из чужих это мог знать. Да и Пол, кажется, не особо жаловал собак, поэтому следующая его фраза не оказалась чем-то из ряда вон выходящего. Я же лишь усмехнулся, привыкший к подобной суете.
— Оболтусы? Да, они совсем от рук отбились, давно не получали взбучку, — грозно посмотрел я на скачущих рядом алабаев.
Как же хорошо было вернуться в теплый родной дом после всей этой работы, неумных взрослых детей и прочих деталей спортивной конной жизни. По привычке я продолжал все загородные дома называть дачами, хотя в голове у многих русских и почти всех иностранцев слово "дача" ассоциировалась с маленькими ветхими лачугами, в которых отопление поддерживается только печкой, а туалет едва ли не на улице. Для меня же и этот дом, построенный заранее, еще до того, как я до конца переехал в Канаду, был чем-то родным и все равно русским, хоть дизайн говорил совершенно о другом. Зато у кого еще можно во дворе найти другое двуэтажное здание, которое было не гостевым домом, а самой настоящей русской баней, пусть и декорированной в современном стиле. Но сейчас мы прошли на просторную кухню, в которой нам и предстояло разобрать все пакеты. Эта часть дома была практически полностью выделанной деревом, которое так гармонично смотрелось в теплое время года, когда на деревьях за окном пестрят всеми оттенками зеленого листья, но сейчас, подняв наполненный виски бокал, я, на секунду позабыв про своего гостя, с какой-то плохо скрываемой хмурой тоской смотрел на белые просторы леса, панорамный вид на которой разделяли черные стволы разномастных деревьев. Не было здесь столь привычных для сердца берез, все больше клены, кедры, ольха, хвойные. Но было в этом виде что-то все равно близкое душе: освещенный светом из дома снег сверкал даже в темноте, которая спускалась на зимний город так рано. Эх, наверно, надо бы съездить на праздники домой, посмотреть, как там дела у родных. Хотя стоит ли?
К счастью, от мыслей меня оторвал голос Пола, который с боевой готовностью стоял рядом с пакетами, выбирая, что же первое уничтожить из того, что мы купили. Я лишь улыбнулся ему в ответ, пододвигая стакан в его сторону.
— Ждем Сашку и начинаем кутеж! — c довольной ухмылкой сказал я, вытаскивая продукты из пакета.
И действительно, ну сколько можно было этому трудоголику оставаться в полутьме своего кабинета? Ей-богу, Алекс всегда был парнем очень ответственным, но это не отменяло того, что рутинная серьезная робота доставала и его, он же все-таки спортсмен до глубины души. И я надеялся, что совсем скоро последний наш собутыльник появится на пороге, чтобы начать церемониальное распитие алкоголя в честь уходящего года. А пока же я посмотрел, что стоит поставить в холодильник, что отправить в баню (это мы оставили в пакетах, чтобы легче было унести сразу). Собаки в это время наконец подуспокоились, хотя Ласка и пыталась выпросить у Энтвуда что-нибудь со стола, уж очень хорошо она умела делать грустные глаза. Но Павлик-то у нас не дурак, он умеет вообще настолько страшное лицо делать, что и ученики, и лошади в страхе убегают со всех ног, так что и с молодой собакой у него не составило труда провернуть такую же тему.
Где-то у входа громко залаял Барс, который до этого предпочитал не особо встречать в наш неспешный разговор, и уже через минуту в дверях появился счастливый, улыбающийся директор Кавалькады, с полными пакетами еще чего-то неимоверно нужного для нашего небольшого междусобойчика. Конечно, Сашка был бы не собой, если бы не оповестил о своем появлении громко, с чувством, с толком, с расстановкой: его жизнерадостный голос эхом пронесся по всему дому, а Барсик, что пританцовывал рядом со старым знакомым,  даже, кажется, засмущался от такого уровня громкости. Но кого это беспокоит, а?
— Оооо, кого это занесло в наши края! — рассмеялся я, глядя на полное радости лицо Брэдфорда. — Ты прямо вовремя, а то Пол уже начал скучать без дела.
Я, отставив свой бокал в сторону, направился к полке за еще одним, для нашего долгожданного гостя. Конечно, Алексу полагался штрафной за опоздание, но это мы обсудим позже, а пока нужно было только выдать ему виски с парочкой кубиков льда, как он раньше любил, чтобы без дела не стоял. А то не дай бог еще тут кто-то трезвым останется после столь долгой и ненастной недели. Нет, серьезно, кто придумал вообще конец учебного года делать прямо перед новым годом? Нет, чтобы все вместе дружно пошли отдыхать, так надо все праздничное настроение испортить своими экзаменами, плачами по упущенной пятерке и прочей студенческой лабуде, о которой вообще думать не стоит. Ну, нам, преподавателям, конечно. Директор радостно показал нам свою добычу: бурбон, сыр, еще что-то для вкуса. Вот он все-таки молодец, хозяйственный. Это все жены, пусть и бывшие, так действуют, нам с Полом пока не дано подобного знать. После дружеских объятий, в которых Павлик, кажется, немного был ошарашен, разговор-таки зашел о негодниках, которые ночью решили покатать своих друзей на клубных лошадях.
— Да, это моя шпана совсем обнаглела, — задумчиво почесав бороду, подтвердил я, сразу же хмурясь от воспоминаний. — и я тоже узнал вообще случайно. Но ничего, все виновные получили втык.
Вот же дурни, черт бы их побрал. Нельзя попросить по-нормальному, прийти в нужное время, просто нормально дать человеку позаниматься или покататься, нет, надо все делать тайком, чтобы потом люлей за это получить. Что уж там, когда я узнал, что это мой рыжик, который чаще всего кажется подарком с небес для тренера, то собирался уже ему так по шапке надавать, чтобы больше никогда такой дуростью не занимался. Его же отчислить могли за такое поведение, а он хоть бы хны: сделал глазки печальные, насупился, мол, виноват, и все. Эх, детишки, совсем головы на плечах нет.
Но что-то я опять ворчу как старый дед. Зачем опять думать о работе, когда впереди только выходные, дача, банька, хорошая компания и никаких забот, кроме как поехать за добавкой или поплестись с утра за минералочкой. Поэтому, чтобы не особо растягивать удовольствие, я сразу же, как только друзья начали спрашивать о программе, решил дать ценные указания всем.
— Так, команда, план действий таков, — встав в генеральскую стойку и наполнив взгляд истинным умом и знанием тактики, я оглядел собравшихся. — Энтвуд: берешь вон те пакеты с мясом, огурчиками и прочей лабудой, шашлыки жарить будем. Сашка: твой подарок как раз кстати! Захватывай его вместе с вон теми бутылками виски и водки, их мы тоже с собой возьмем, чтобы скучно не было. Салатики делать будем или это не мужская еда?
Схватив одну бутылку, что стояла на столе, чтобы Александру было не так тяжело, я ловко захватил всякие тарелочки и стаканчики с разных полок, прямо как ниндзя, и, оглянув собравшихся ответственным таким взглядом, кивнул в сторону выхода на задний двор. Да, там, за парочкой елочек, стоит только пройти по дорожке из желтого кирпича массивного камня, и стояло самое важное сооружение в округе: баня. Я успел ее облагородить, накупить разных шапочек с глупыми и смешными надписями, Сашке специально с рогами и подписью "директор" купил, чтобы не забывал. Разные баночки с маслами уже стояли на полке рядом с парилкой, чтобы в нужный момент поменять обстановку на свой вкус, а в небольшом холодильничке в предбаннике уже ждали рыба и пиво, если кто-то захочет начать с легкого алкоголя. Да, для русских баня — особый ритуал, и все должно быть правильно. Как же без рыбы, особенно если сушеной, а? Так вот, кивнув собакам, что они остаются сторожить дом, я направил свою бригаду прямо внутрь бани, где отвел в большой предбанник, где нам и предстояло провести большую часть вечера, разбавляя его, конечно, походами в парилку. Закинув все пакеты на деревянный стол, я пошел проверить, как там греется баня, которую я попросил одного мужика заранее притопить. А то не сидеть же Полу и Алексу три часа без дела, пока все греется. Вернувшись, я кинул коллегам большие банные полотенца, а уж шапочки они сами потом выберут.
— Эх, хорошо, что перед зимой баню успели достроить, как раз хорошо будет в снег после парилки окунуться, — задумчиво сказал я, подкуривая сигарету и подходя к окну, чтобы его приоткрыть. — ладно, банька через часик будет готова принимать гостей, а пока предлагаю выпить, перемыть кости студентам и другим идиотам и пожарить мясо. Кто-то хочет этим заняться?
Подняв бокал, я предложил всей ораве выпить за встречу и наконец наставшие выходные. Кажется, радость уже приливала полным ходом, ведь осознание того, что завтра никуда не надо спешить, а сегодня будут веселые разговоры и просто славная компания, всех делало куда счастливее.

+2


Вы здесь » Royal Red » Загородные дома » Дом Владислава Карелина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно