ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ROYAL RED! ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ, ОСМОТРИТЕ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВАНКУВЕР. МЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО ВЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАЙДЕТЕ ЧЕМ ЗДЕСЬ ЗАНЯТЬСЯ, ВЕДЬ НАШ МИР - НЕ ТОЛЬКО ПОЛНАЯ СПОРТИВНЫХ СТРАСТЕЙ АКАДЕМИЯ "КАВАЛЬКАДА", НО И ВЕСЬ ПЫШУЩИЙ ЖИЗНЬЮ МЕГАПОЛИС, СОБРАВШИЙ НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ САМЫХ РАЗЛИЧНЫХ И ИНТЕРЕСНЫХ ГЕРОЕВ. ВМЕСТЕ МЫ ПИШЕМ ИСТОРИЮ!




В Ванкувере,
тем временем, уже февраль!
Сейчас Канада неприветлива
ведь соотношение солнечных дней
к пасмурным примерно 20-ть к 80-ти,
что значит не стоит забывать дома зонт.
ТЕМПЕРАТУРА ВОЗДУХА КОЛЕБЛЕТСЯ В ПРЕДЕЛАХ
+6°С (ДНЁМ) И +1°С (НОЧЬ). Средний показатель
силы ветра 5м/с. Берегите себя!
АКТИВИСТ
El Sevara
АКТИВИСТ
Hwang Min May
ЛУЧШИЙ ПОСТ НЕДЕЛИ
Valerie Finn
- Ты сумасшедшая, Ри - упавшим голосом заключил Макс, потом порывисто встал и вышел - наверное, курить. Валери осталась наедине со своими дрожащими руками и осознанием, что только что купила себе вторую лошадь. С аукциона. Не молодую и под формулировкой “проблемная или больная". Не хотелось давать своему поступку каких-либо оценочных суждений. Ри просто тихо вышла из помещения в котором в прежнем ритме продолжались торги, с потерянным видом побрела в тот самый отсек: жеребца должны были вернуть в денник после выводки...
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Hwang Min May и Mayrin
Мин Мэй - не ищет лёгких путей, ведь его любимая лошадь подвержена паническим атакам из-за трагедии в своём прошлом. Любовь, терпение и уверенность в своих силах творят чудеса, но не всё становится подвластно даже если очень захотеть. Можно долго закрывать на глаза на какие-либо неполадки, особенно, когда к ним привыкаешь, но в обострившейся ситуации излишняя самоуверенность подставит подножку тогда, когда этого совсем не ожидаешь.
ФЛУДЕР
Amber Hawkins
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Mistral Hojris
АКТИВИСТ
Mina
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Li Hyun Jun и Felicia Holt
Спроси эту парочку имеют ли они друг к другу какие-то тёплые чувства и оба зашипят как змеи, отнекиваясь от эмоций, которые невольно сквозят во взглядах, поступках и даже словах. Меняется не мир вокруг них, меняются они сами изнутри. Каждый сам по себе, но всё чаще вместо того, чтобы взвалить все беды этого мира на собственные плечи, Джун и Фелис позволяют друг другу вмешаться в свою жизнь. Так оказалось легче и даже... приятнее.
АКТИВИСТ
Felicia Holt
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Kang Chi Min
- Джехон ши. - обратился к нему Чимин на чистом корейском языке. На родном оно как-то лучше было, да и так разговор мог быть куда более защищён от чужих ушей. Под взглядом обернувшегося на него человека, Чиро, на удивление, даже не испытал никакого благоговейного трепета. Да и должен был? Грани стирались; да, Хон преступник. Но какой же ты крутой чувак, водить за нос целые страны. Я буду тем, кто тебя раком поставит. Самодовольное лицо Чи отравилось ядовитой ухмылкой, выдающей, что тесто на них создатель замешивал в одном чане. Он продолжал говорить на общем с Джехоном языке
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Сердце города » Ресторан «Bon Appétit»


Ресторан «Bon Appétit»

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sg.uploads.ru/JLDHj.jpg
Дизайн в приятных приглушённых оттенках, негромкая музыка, официанты в строгих костюмах и, конечно, богатый выбор вкуснейших блюд и напитков – всё это про ресторан «Bon Appétit». Деловая встреча больших начальников или вечер в компании прекрасной дамы – классический стиль этого заведения органично подчеркнёт серьезность ваших намерений и статус встречи.

0

2

———Начало———
Как же меня достала эта волшебная, мать её еби, зимушка-зима, ох, кто бы только знал. Как мне осточертело, вылезая на высоких каблуках из своего маленького красного автомобильчика, карабкаться по голому льду и ловить на себе сочувствующие взгляды укутанных в три убогих пуховика один поверх другого людей. Мне, в отличие от вас, уродов дебелых, нельзя даже мусор ходить выкидывать в такой одежде, а то на следующий же день останусь без работы, а вы смóтрите, выпучив глаза, будто каблуков зимой никогда не видели. Деревенщины. Благо, наконец настал февраль, а вместе с ним ещё и пришла пора коротких юбок. Февраль — тёплый месяц для Ванкувера, но я всё равно его недолюбливала за то, что начинала преждевременно радоваться наступившей весне, а ночью лужи всё равно подмораживало так, что я даже на собственную террасу не могла выйти покурить, ничего при этом не сломав.
Последняя неделя прошла в суете, от которой за время отпуска я успела отвыкнуть настолько, что по прилёту ещё некоторое время прибывала в состоянии лёгкой комы. Казалось, будто только вчера я нежилась под солнцем и пальмой, что спускалась, низко пригибаясь к песку, к самому морю, а теперь меня словно выдернули из сна в жестокую реальность, и мне нужно было бы потратить ещё как минимум пару дней, чтобы войти в обычный ритм жизни. Но тут, как всегда, ничто не терпело отлагательств: работа, съёмки, встречи и четыре часа нездорового сна в сутки. Ну, четыре — это даже много, с учётом того, как я могла прежде не спать сутки напролёт, то работая, то хорошенько напиваясь. Только в последний месяц меня не было ни слышно, ни видно, оборвалась вся связь с друзьями: в городе я бывала налетами, работала то в Штатах, то в Монреале, в другое время тусовалась с Ричи на Карибском море и наслаждалась солнцем. Моя хорошая Эдли, я совсем позабыла во всей этой суёте про неё... Она, правда, теперь тоже стала совсем большой девочкой, и в её жизни появилось так много работы. Плохо ли, ведь в свои годы она уже обзавелась своим делом и теперь, вкушая плоды своей настойчивости и самостоятельности, могла иногда даже поспать подольше, а не нестись как прежде на работу, где всегда играла под чужую указку. Я ей искренне завидовала, признаюсь. Порой мне тоже хотелось сделать что-то значимое, но я не думаю, что мои сиськи на обложке небезызвестного журнала — это какое-то большое достижение в карьере. Мне всегда хотелось большего, но, объективно, я не всегда дотягивала до того уровня, к которому стремилась. Я всё ещё была зависима от людей: моей команды пиарщиков, моего менеджера, моего, чёрт возьми, фитнес-тренера, который выжимал меня на тренировках так, как это вряд ли мог сделать Вагнер, если вы понимаете о чём я. Да, я завидовала Эдли, но в то же время, до ужаса её любила и готова была принять тот успех, который дался ей в руки. И не могла не признать, что этой красотке всегда всё давалось чуточку легче, чем мне. Да и, наверное, по справедливости.
В субботу в 9 вечера я была ещё в пути, хоть мы и договорились встретиться в это время уже непосредственно в ресторане. На самом деле, я как обычно не собиралась поспешить хоть даже немного. Эдли, как обычно, приедет немного раньше, и потом весь вечер будет подкалывать меня на счёт моей медлительности. Так уж были устроены наши отношения, благо, мы не бесили друг друга так часто, как нас обеих бесили окружающие. В этом дружественном тандеме, который умный мужик обошёл бы стороной, не став совать руку в корзину со змеями, мы жили душа в душу уже несколько лет, и, перебравшись из Шотландии, даже здесь, на чужом материке, не потеряли друг друга. Пожалуй без неё мне было бы очень одиноко, хоть я и считала себя самой независимой на свете. На деле же оказалось, что каждому человеку нужен другой человек. Мы были как огонь и... огонь. Ядерная боеголовка, смесь самых острых перцев. Но удивительным образом дополняли друг друга, вечно в шутку пререкаясь между собой, а затем, объединив усилия, пожирая того, кто посмел нам не угодить.
Бросив свой красный бэтмобиль на парковке, я выскочила на подтаявший снег, что буквально комьями полез мне в обувь. Я взвизгнула, почувствовав холод на лодыжках, и от этого проскочила расстояние до крыльца так быстро, что не успела ничего понять. Сегодня мой вид был не самым целомудренным, но Эдли сама сказала: «П О К О Р О Ч Е», так что моя мягкая кожаная юбка с молнией посередине, оголяющая ноги почти целиком, привлекала к себе повышенное внимание. Шёлковый топ на бретелях её прекрасно дополнял, пусть вся гамма моего наряда сводилась к скромному чёрному цвету. Но в вырез декольте спускалась цепочка от тонкого чокера, и вот она-то вместе с изящной аппликацией на груди, вносила шаловливую изюминку в мой вечерний (а скорее даже ночной) внешний вид.
В дверях ресторана меня встретил улыбчивый лакей, открывший навстречу большую деревянную дверь со стеклянным витражом на каждой створке. Я чисто машинально кивнула ему в ответ, проходя внутрь тёплого помещения, и положила телефон в маленький клатч, висящий сбоку на длинной цепке. Наш столик, зарезервированный в глубине зала, был уже занят. Я издалека заприметила Эдли, но махать не стала, лишь улыбнулась, не сумев до конца сдержать свою радость от долгожданной встречи. Меня проводили до самого стула и, появившись с самым довольным, но совсем не виноватым видом за опоздание видом возле Эдли, я тихо усмехнулась, обнимая подругу за шею и прижимаясь своей загорелой щекой, которая не нуждалась в тональном креме, к её щеке. Господи, Эдли, ты решила тряхнуть стариной? — мой довольный голос был полон ехидства, и я внимательно осматривала приподнявшуюся со стула чтобы поздороваться со мной подругу в её изысканном белом кружеве, что покрывало полу-прозрачным слоем всё её воздушное летящее платье. Кстати, едва достающее своим подолом до того места, которое в нашем возрасте уже пора начинать иногда прикрывать. А она ведь не шутила, подлюга!Главное, чтобы твоя старина не вытряхнулась сама. Я наклонилась чуть ближе к её уху, задорно морща носик, и едва слышно шепотом воскликнула, протянув: Оно же совсем короооооооткоеееее!
Боже, какое это блаженство — провести вечер в приятной компании, выпить и, наконец, немного почесать языком. Прямо как надо, как делают это нормальные женщины, встречаясь за ужином. Обсудить работу, мужчин, похвастаться обновками и, в конце концов, напиться так, чтобы рыдать друг у друга на плече. Нам нужно было так много обсудить, что я даже не знала с чего теперь начать. Официант в лаконичной чёрно-бело-бордовой форме принёс меню, но прежде, чем Эдли подняла его в руки и произнесла хоть слово, я остановила её, прижав к столу её ладонь своей. Стоп, — заговорщически улыбнувшись я, обратившись взглядом к официанту и стрельнув в него игривой улыбкой, — Я сегодня за что-нибудь красное и сухое. Чего уж греха таить, леди мы с Эделин были так себе, а вино брали лишь для разгона. И хотя было заранее оговорено, что мы культурно посидим в элитном заведении, никто не мог гарантировать, что через час мы не сорвёмся куда-нибудь, где и напитки покрепче, и парни посимпатичнее.
Мы заказали бутылку вина, лёгкие закуски, и я, откинув волосы назад, поправила свой белый длинный пиджачок, который висел на мне, прикрывая лишь кончики оголенных плечей. Мои руки, свободные от рукавов, игриво выглядывали из-под молочно-белой накидки, и я, думая, о чем спросить первого-наперво, задумчиво шевелила кистью, то прикручивая кольцо на пальце, то встряхивая тонким золотым браслетом-цепочкой. Не верится, что ты без меня не спилась. Есть о чём мне сообщить? Я вообще-то не видела Эдли довольно давно, но всё же не настолько, чтобы забыть, как она выглядит. Её лицо внушало мне какую-то внутреннюю тревогу, хотя блондинка была как всегда бодра и остра на язычок. У тебя всё в порядке?

Одежда

http://funkyimg.com/i/2CBaL.jpg

+1

3

Эделин на крыльях алкоголизма мчалась на встречу к подруге, которая наконец-таки соизволила вернуться в Ванкувер после длительной пропажи. Голову ее заполняли представления, как же они сегодня оторвутся за все проведенное в разлуке время, как накидаются до такой степени, что еле доползут до своих кроваток, как достанут всех вокруг настолько, что люди в страхе побегут от них, как от стихийного бедствия, коим они, в принципе, и являлись. Именно поэтому, только увидев на экране телефона ответ Эми, заставивший нашу девицу взгоготнуть так сильно, что она чуть не пролила на себя чаек, Эдли радостно поднялась с диванчика, на котором лежала в праздном субботнем ничегонеделании, и побежала в душ, чтобы до 9 часов вечера собраться, вытащить из гардероба одно из своих поразительно коротких платьев, которые, если честно, не стоило надевать приличным дамам в ресторан, но разве эти две гарпии являлись таковыми? Вот и я так считаю.
В общем, Олдридж была настолько взбудоражена предстоящей встречей, что решила надеть белое кружевное платье, так как была более чем уверенна, что ее дьявольская подруга нацепит на себя почти все черное, как ее душа. В ее голове уже витали прекрасные списки того, что именно они сегодня выпьют, ведь сразу было ясно, что ресторан и вся эта фигня про культурно выпить — не про них, и совсем скоро им наскучит все это высшее общество. И тогда начнется хаос. Подскочив к зеркалу уже в наряде, девушка пристально осмотрелась, не слишком ли коротко платье, но отчетливо решила, что раз вырез стоящий настолько, что может даже побороться с нарядами Хокинс, то и длинна должна быть соответствующей. Она была совсем немного выше своей темноволосой подруги, посему обе могли спокойно надевать каблуки без особой разницы в росте. На миг радостный взор нашей англичанки померк, пройдясь по оставшемуся заметным синяку на шее, друзья которого уже практически исчезли с ее кожи, а этот, борец, продолжал светиться как не в себе. Ладно, главное, что ноги целы, а то нехорошо было бы с поцарапанными коленочками в таком платье щеголять. Хмыкнув недовольно и в душе прокляв еще раз канадца, который, к счастью, куда-то пропал, наша боевая дама откинула все дурные мысли в сторону — сегодня ничто не должно помешать им как следует нажраться и повеселиться. И вот, накрасившись в стиле "да я от природы такая" и не особо мучаясь с прической, Эдли, заказав такси и накинув на себя черную кожаную куртку, вылетела из дома как угорелая, чтобы не пропустить время встречи. И не важно, что она и так прекрасно знала, что ее подружка опоздает черт знает насколько, это ей не мешало: зато сможет посмотреть с таким укором, словно наша моделька дичайше провинилась. И так оно и было задумано.
Эми опоздала больше, чем на пол часа, и в это время томящаяся в ожидании англичанка тайком заказала себе дайкири, чтобы скучать не в одиночестве, а в компании приятного мужчины — алкоголя. И выпила она это еще до того, как по ресторану, уже полному людей, так звучно процокали каблучки, что Эда сразу все поняла: так ходить может только ее курочка, чтобы все сразу обернулись на нее посмотреть. Подняв взгляд, она еще раз утвердилась в своих словах: это идеальное чудовище в дико короткой куртке и легком топе, скрытом под белым пиджаком, тащилась прямо к ней, да так эпично, что точно должна была упасть. Но ей же и платят за то, чтобы она ходила ровно, так что ничего веселого не случилось.
Едва ли не с восторженным визгом поднявшись со своего кресла, Эдли полетела обнимать подругу, довольно улыбаясь и выслушивая настолько похабную шутку, что не смогла удержаться и засмеялась, оголяя все свои 32 зуба. Нет, это создание точно никогда не меняется.
— Посмотри на свою старину сначала! — обнимая подругу, захохотала Эдли. — У самой не длиннее!
Настроение резко начало подниматься вверх, и на лицах обоих исчадий ада воссияла самая ангельская улыбка на свете. Эдли, всю неделю злящаяся на все на свете, орущая на подчиненных и вообще ведущая себя крайне странно, в этот момент чувствовала себя настолько счастливой, что так и не сдерживала своих шутеек в ответ на подколы темноволосой подруги, ведь только она и могла вступить в великолепную по своей силе и юмору схватку. Эти двое, сидя напротив друг друга, одетые в монохром, но совершенно по-разному, казались с виду полными противоположностями, но на деле, стоило им объединиться, как поток желчи и самых ужасных шуток лился на несчастных вокруг рекой, а столь бодрый тон всех их вечером не мог оставить никого равнодушным. Поэтому, стоило Эмбер только спросить о том, как ее подруга поживает. Эделин сразу же нашлась, что ответить.
— В смысле не спилась? — состроила обиженное лицо англичанка, покрутив в руках пустой бокал. — Только этим и занимаюсь в твое отсутствие. С твоей фоточкой в кулончике. Той, где ты на барной стойке платье потеряла. — и, с любовью осмотрев подругу, вдруг подняла брови в истинном удивлении. — Кстати, я чет не поняла, где твои БУФЕРА? Почему их не видно? Мы что, уже взрослые и должны пить за свои деньги?!
Озадаченно посмотрев на слишком скромный вырез своей подруги, Эдли вновь рассмеялась. О, как ей приятно было наконец оставить где-то в стороне образ серьезной напыщенной леди, которая вечно занимается важными делами, и наконец поржать от души, совершенно не думая о последствиях. Хокинс была единственной девушкой, с которой англичанка подружилась настолько, что была в любую секунду сорваться в любой край света, чтобы опрокинуть пару десятков коктейлей, перемолоть кости всем мужикам, да и просто уйти в полнейший отрыв. А учитывая, что их дружба уже имела за плечами несколько лет и перенеслась даже на другой континент, светловолосая совершенное не сомневалась, что что-то может пойти не так. Не успев сделать заказ и выдав бразды правления сегодняшним аперитивом в руки шотландки, Эдли едва ли не закашлялась от заказа, вспомнив события меньше чем недельной давности. А ну-ка ша, рано еще! — бодро отдернула она сама себя, с интересом смотря на подругу и выжидая, когда та начнет наконец рассказывать о своих новых приключениях, которых в ее работе было неимоверно много. Но вместо этого последовал первый вопрос.
— Хммм, да все по-старому, — пытаясь вспомнить хоть что-то интересное, Эделин постучала рукой по столу. — О, ты приколись, мне лошадь подарили!
Тут, конечно, пора было уже доставать в телефон и показывать фоточки своего дитятки, которых, не сомневайтесь, англичанка уже успела наделать столько, что все и не пересмотришь. Но, зная, что подружайка так себе относится к копытным, она решила дождаться, пока та сама захочет посмотреть. А пока, закуривая сигарету, вновь откинула ненужные мысли прочь, уже собираясь что-то сказать, как Эмбер посмотрела на нее как-то даже слишком серьезно, чего ожидать было нельзя.
— Погоди, дай винишко сначала принесут! — заговорщически улыбнувшись, светловолосая с интересом осмотрела довольную подружку. — А ты че это еще больше негр, чем обычно. Колись, со своим алконавтом куда-то гоняла?
Эдли, не слишком-то готовая сразу рассказывать всю ту жесть, которая, по обычаю, происходила в ее жизни, решила перевести тему, подмечая, как загораются глаза у ее подруги от упоминания о том мужике. Как же его там зовут, имя как у собаки. Ричи, точно! Рассмеявшись споим мыслям, Эдли чуть наклонилась к столу, чтобы еще лучше слышать не перестающую задорно шутить Хокинс. И пока они не успели заскучать и умереть от жажды, официант радостно прибежал с бутылкой красного сухого испанского вина, который же мгновенно разлил по бокалам, чтобы дамы не превратились в мегер раньше времени.
— Ну что, пора поджечь этот тухлый город? — подняв бокал, девушка со звоном чокнулась с подругой, предвещая начало хорошего вечера.
Сделав большой бравый глоток во славу их новых приключений, Олдридж едва ли не поперхнулась, когда слишком уж знакомый вкус встал в горле, на рефлексах возвращая воспоминания, которые мешали адекватному алкоголизму. Вот же паскуда, — злостно ухмыльнулась она, переступая через себя и глотая вино. Это же насколько надо быть удачливой, чтобы именно эту марку и принес им официант, который, видимо, ожидал не только похвалу за большой счет, но и чаевые за отличный выбор. Вот только беда была в том, что не так давно это вино еще более обильно лилось в горло нашей девчушки, и от пробегающих перед глазами сцен она аж замолчала, не зная, злобно ли ей хихикать или побелеть. Но, наткнувшись на подозрительный взгляд шатенки, леди в белом все-таки решила, что надо бы поржать над всей этой чертовщиной.
— Да очередной мудак, иначе же не бывает! — засмеялась Эда своей собственной тупости, делая еще один глоток из бокала и пытаясь хоть на этот раз не поперхнуться. — Красивый, богатый, Ламбо, как ты любишь, без мозгов, — девушка запнулась, настороженно смотря на бутылку вина и думая, стоит ли продолжать. — короче, теперь я боюсь смотреть на вино, потому что оно было ВЕЗДЕ. Но было горячо. Делись, че там у вас с этим, как его, норвежцем!
О да, перемалывание костей начиналось, это было видно по задорному взгляду Эми, которая, Эдли знала точно, теперь не остановится. Правда, нашей ледяной обычно англичанке пока совсем сложно было весело рассказывать о своих последних приключениях, тут нужно что-то гораздо крепче, чем испанское вино.

Вид

http://funkyimg.com/i/2CBct.jpg

+1

4

Эдли шла эта ужасная заводная улыбка в тридцать два белых зуба. Такое ребячество, какое я видела в её глазах, когда мы вместе уходили в отрыв, не могло заменить мне больше ни одно доступное развлечение, и порой я встречалась с подругой не ради даже самого факта принятия алкоголя, а ради приключений, которые мы неизбежно притягивали, собравшись вдвоём. Удивительно, как только нас не выгнали из приличного заведения, ведь гоготали мы так громко, что окружающие нас люди скоро стали перешептываться, вертеться и, вслушиваясь в подробности чужого разговора, хихикать вместе с нами. Нет, ну не прелесть ли она была, эта Олдридж? Всё тебе, колхозница, надо объяснять! — я театрально цокнула языком, закатив глаза, — Бретели длиннее, топик ниже, сиськи наружу! Бам! И мы уже обставлены коктейлями с ног до головы. Демонстративно оттянув чуть вниз край своей шелковой майки, я услышала, как запнулся о металлическую ножку стула стоящий неподалёку официант. А вот тебе только задницей светить сегодня. Я рассмеялась, толкая под столом мысочком своей туфли ногу Эдли. Всё веселее становилось от мысли, что совсем скоро начнётся приключение в дебри нашей совести. Наверно, я даже деньги не пересчитывала с таким удовольствием, как по-чёрному пила в компании подруги. И, господи, как хорошо всё-таки было жить в дали от работы. В Ванкувере, к счастью, меня почти не тревожили посторонние люди, и я совсем не ощущала стыдливого чувства, которое каждый раз пыталось напомнить мне о том, что по условиям всех своих контрактов я не только должна выглядеть свежей и НЕ ОТЁКШЕЙ, но и в принципе не имею права притрагиваться к спиртному.
Хмммм. Лошадь? — я с тенью улыбки поправила на своих коленях соскальзывающий клатч, и, взглянув вниз, вдруг мысленно рассмеялась, подавляя своё ехидство: Что ж вы у меня все такие лошадники вонючие. Это, интересно, за какие заслуги тебе коня подарили? Я игриво пошевелила бровками, зная, что Эдли любит животрепещущие и порой находящиеся за гранью темы не меньше, чем её ебанутая на всю башню подруга, то бишь я.
Тяжёлое меню перевешивало мои руки вниз, но я всё равно не собиралась долго смотреть в слова и цифры. В принципе, чтобы начать пить мне достаточно было только задать начальное направление, и, желательно, немножко прикормить. Иначе на голодный желудок я пьянела быстро и становилась очень злой. Поглазев между строк, я объявила свой заказ и, поправив на голове волосы, взъерошенные в порывах смеха, немного наклонилась к столу, нагоняя антуража перед тем, как расколоться в ответ на вопрос. Я таинственно улыбнулась, потому что знала, что Эдли не удержится, чтобы не съязвить, но мне даже нравилось такое простое отношение к моим — бешеным и непростым. Ну да, правда, бухарик мой из города уехал на два дня. Я недовольно всплеснула руками, ударяя по голым бёдрам. Карибское море, пляж, солнце и ебучие морские ежи. Я одного у себя из трусов доставала. Никогда не покупай купальники с труселями, натянутыми до ушей. МНЕ НЕ ПОНРАВИЛОСЬ. Я, поняв, что бедняга официант, познавший уже так много о содержимом моей одежды, смотрит на меня в упор из-за спины подруги, хищно оскалилась, показывая, что у меня ещё и во рту столько зубов, что откушу ему что-нибудь по самое не балуй. Ты мне эти фантазии брось, курносый. Уверена, блондинке было что мне рассказать. Уж слишком ретивый огонёк горел в её глазах. Но пока она ломалась, я пыталась связать воедино разрозненные воспоминания о своём отпуске, чтобы озвучить их для Эдли. Казалось, ни одна деталь не осталась не отмеченной, кроме ОДНОЙ, но я коварно хихикала в душе, зная, что для этой особенной темы у нас ещё будет время, когда мы дойдём до нужной кондиции.
Когда нам принесли наконец заказ, мы с Эдли, не сговариваясь, подняли бокалы, чтобы отметить долгожданную встречу. Эту козочку я могла ждать хоть всю жизнь, хоть на другом конце света, и надеюсь, что она так же преданно ждала меня, не предаваясь веселью в мое отсутствие так, как мы могли бы сделать это вдвоём. В каком-то смысле это было круче чем супружеский долг, а уж ответственнее в разы! Тут главное не подвести доверие своей подруги. Я сделала глоток вина, и распробовала его на языке. Вкусное вино, только Эдли не понравилось. Она аж поперхнулась, бедняга, тем самым вызвав во мне новый прилив добрых эмоций.
Эди! — мне не понравился её увёртливый ответ, и я, сложив руки на столе и подперев ими подбородок, нависла над своим салатом, чтобы случайно опустить туда прядь своих тёмных волос. Колись сию же секунду! У тебя кто-то появился? Бляяяяя, волосы! — негромко зашипела я, вытаскивая их и обтирая салфеткой, при этом смотря на собеседницу. Смирить моё любопытство можно было, только открыв всё до мельчайших деталей, однако чем дольше подруга отводила глаза, тем больше я себе надумывала. А уж зная мою богатую фантазию... лучше было сразу самой открыть все карты. Но англичанка, тактично отмалчивающаяся, лишь подливала масла в огонь и будила мой интерес. Она коротенькой фразой отбрыкнулась в мою сторону, и я тут же перебила, хлопая в ладоши и во все глаза смотря Олдридж в рот. Я хочу знать всё! Ламбо, говоришь? Неплохой улов. Тебе он нравится? Вы уже спа-ли???
Обстановка ресторана постепенно переставала выписываться в наши животрепещущие разговоры. Не хотелось позориться здесь и дальше, в конце концов для таких клуш, как мы, и придуманы были ночные клубы. Там-то никто не приписывал, глядя из-за плеча, высокоморальный образ. Простые люди, толпы, извивающиеся в танце. От одной только мысли о скором продолжении (раз уж первые звоночки уже послышались над ухом) мне стало и тепло, и радостно, и нетерпеливо одновременно. Я во все уши слушала деликатный рассказ о вине, и, выпучив глаза, прикрыла рот. Огоооооо! Что, прям совсем везде? Ну расскажиии, тебе что, жалко для старой девы немножко пикантных подробностей??
Мы хохотали, прикладываясь к бокалам и оставляя на стеклянных поверхностях следы своих губ. Любой разговор могли бы свести к мужикам, ну ей-богу. Отмахнувшись, мол, ничего особенного, я откинулась на спинку стула, со скрытной полу-улыбкой глядя на девушку. У нас всё... ровно что ли. Мне кажется, я от него таких моральных пиздюлей получаю, что рядом с Ричи меня попускает. Он такая... — я от негодования крепко сжала кулаки и челюсть, — паскудина. Но какой он охуенный тип, Эдли. Серьезно, — я допила из своего бокала и игриво покачала головой, мол, вот незадача. Могу поделиться семью разными методиками... Я многозначительно заложила язык за щеку, чтобы не шокировать устремлённые к нашему разговору чужие уши снова.
Господи, а это-то что такое? — взяв прядь волос Эды, за которой пришлось потянуться через весь стол, я с ужасом приоткрыла глаза, вперившись взглядом в синяк на её шее. Чем ты тут без меня занималась?

+1

5

Как же приятно было сидеть вот так, стреляя друг в друга улыбками и похабными словечками, и совершенно не париться ни о чем. Конечно, некоторые особо нежные люди рядом с ними удивленно разворачивались на своих стульях, то ли чтобы послушать разговор, то ли чтобы высказать свое недовольство, но разве этим гарпиям было это важно? Они, стоило только официанту принести еду, слетелись на нее как стервятники, готовые убить за новую порцию мясца. В салатах мяса, конечно, было не очень-то и много, поэтому, по всей видимости, девушки негласно решили выпить всю кровь из какой-нибудь жертвы, которая попадется на их пути. Стоило только Эделин начать свой не слишком подробный рассказ, как темноволосая сразу же засыпала ее вопросами, заставляя оторваться от еды и опять чуть не поперхнуться, но на этот раз от смеха.
— Не, не в моем вкусе, — подхватывая вилкой курицу в салате, подмигнула светловолосая подруге. — но лошадь крутую подарил, я теперь от нее не отлипаю. Тренер, кстати, тоже горячий попался, прямо такой серьезный.
Состроив серьезное и усталое лицо, Олдридж передразнила нового тренера, с которым только начала заниматься вместе с Бенькой. Конечно, планов на Энтвуда у нее не было никаких, но не мешает же это отметить, что есть в его уставшем ото всех виде нечто дико притягательное. Англичанка с радостью выслушала рассказ об отдыхе подруги, едва ли не умерев от смеха. Эх, повезло же систястой, — по-доброму рассмеялась она, видя на лице подруги мечтательную улыбку.
— Эмбер Хокинс! Тебя? Попускает? — удивленно рассмеялась Эдли, не удерживаясь от неожиданного откровения подруги. — Что это он там с тобой сделал?!
Замерев на месте, Олдридж уже начала в своей голове придумывать, что же там происходит между Эмбер и ее новым прекрасным принцем, про которого в последнее время было столько разговоров. Честно говоря, она даже не ожидала, что все настолько весело, что шатенка будет рассказывать о нем в таком милом ключе, что пора писать женские романы и заходиться розовыми соплями. Но ведь Эми и сопли были словами не очень сходящимися в одном предложении, поэтому шотландка успела сразу же перечеркнуть все милости, активно начиная двигать языком в своей щеке.
— Уже семь? Раньше же было 5! — вновь залилась смехом англичанка, делая большой глоток красного вина. — Небось, Ричик твой доволен как кот! Блин, почему мне кажется, что я его знаю?
Вообще, Эделин знавала только одного норвежца по имени Ричи, но тот был уж больно наглой скотиной, вечно отмачивающей тупые шутки и бухающей днями на пролет. Стоп... Разве не сходится? Ну да ладно. Рассмеявшись во весь голос наперекор всем недовольным взглядам и интересующемуся взгляду официанта, которому так и было интересно узнать, что же там дальше произошло и какие такие семь методов есть в вооружении темноволосой, Эдли полностью расслабилась, уже даже не обращая внимание на вкус вина. Она могла вечно вот так сидеть, поливая всех вокруг говном и совсем не заботясь, что на это могут сказать, ведь рядом была подруга, которая, Эда точно знала, всегда с радостью поможет переломать кому-нибудь челюсть. Наклонившись через стол, шатенка потянулась к волосам белой, с удивлением восклицая.
— Ой забей, — потушила сигарету Эда, пройдясь пальцами по синяку. — я не изменяла тебе с другими телками, честно-честно!
Блядский синяк. Решив, что не стоит особенно вдаваться в подробности, пока не выпито как минимум по пять шотов, Эдли вновь залила в себя вино, подкрепляя все это салатиком. Их сегодня ожидали большие свершения, пятая точка прямо подсказывала это. Вообще, разговор шел настолько легко, несмотря на косые взгляды вокруг, что Эдли, лишь еще больше рассмеявшись на удивленный и не совсем понимающий взгляд подруги, которая так и хотела узнать, что все-таки, черт возьми, произошло, решила, что не стоит свою любимую мегеру терзать неизвестностью, а то придумает в своей головушке что-то настолько пошлое, что потом век не отстанет. Ай, ладно, пусть поржет.
— Короче, ты же понимаешь, что меня вечно подмывает самовлюбленных уродов красным словцом на место поставить, — заговорщически улыбнувшись, Олдридж подлила в оба бокала вино, отпуская махом руки официанта куда подальше. — ну так вот, а тут чет он меня выбесил, ну и я ему леща выписала, легонько так, с размаху. Он, кажись, был не оч доволен. Но кто же знал, что он такой нежный! — пожимая плечами, мол, вообще не знает она, с чего тут обижаться, Эдли сделала еще один глоток. — Ей-богу, два дня потом нормально передвигаться не могла. На барную стойку теперь смотреть спокойно не могу, а душ вообще эпично с утра прошел. Пиздец, горячо было! — задумчиво нахмурившись от воспоминаний, девушка засмеялась, смотря на довольный взгляд подруги. — Но, бля, Эми, видела бы ты его члеееен, — неожиданно прервала дальнейшее описание девушка.
Англичанка уже наглядно собиралась показать, за что можно кого похвалить, но резко одернулась, смотря за подругу, на мужчину, который аж наклонился на своем стуле, чтобы узнать продолжение разговора. И вид у него был такой заинтересованный, что англичанка почувствовала, как с клыков ее начинает капать яд. Вот же дрянь, куда ты смотришь? — веселая улыбка моментально пропала с ее лица, заменяясь стервозным недовольным выражением, так и кричащим, что сейчас будет что-то. Словив его взгляд своим, она злостно оскалилась, чуть наклоняясь в сторону мужчины, чтобы сделать свой выпад.
— У вас проблемы? — любезным тоном спросила Эделин, приподняв бровь в ожидании ответа. — В таком случае, думаю, стоит, блять, отвернуться к своей даме.
Он, конечно, не ответил, а Эда, кивнув в сторону растерянной девушки, которая с открытым ртом смотрела на все происходящее, кажется, совсем растерялась. А нашей фурии только это и нужно было — кого-нибудь да опустить. Взглянув в покрасневшее лицо незнакомки, она ядовито ухмыльнулась: вот же курочка безмозглая, сидит и терпит, пока мужик на других баб во все глаза смотрит. Тупоголовые создания. Дождавшись, пока бедный паренек отвернется обратно в смущении, и помахав ему ручкой, наша девица вновь перевела полный победы взгляд на подругу, которая уже заливалась смехом от всей ситуации. И тут, конечно, нужно продолжить разговор на той же ноте, на которой он оборвался. Но про размеры Эдли все-таки решила тактично промолчать, чтобы их точно не выгнали из ресторана, где они так любили пить.
— Короче, зачет, — подняв бокал и чокнувшись с темноволосой, отметила девушка. — но все равно не вариант.
Со знанием дела подмигнув подруге, мол, вообще как бы и ничего такой, но все-таки не достоин внимания, Эдли сделала большой глоток вина, довольно поморщившись от его терпкости и мечтательно улыбнувшись. Все-таки, в этом она завидовала Эми — та так легко могла поехать черт знает куда с черт знает кем, веселиться до глубины души, а потом осыпать подругу офигенными рассказами, при этом уже представляя, кто и когда ей подарит новенькую тачку. Олдридж же, в силу своей нелюбви к тупым мужикам, ровно как и к безмозглым бабам, продолжала лишь не обращать внимания на любых новых пассий, о которых забывала через пару дней. Об этом уроде, конечно, еще не получилось забыть, ведь чертов синяк не сошел до сих пор, но все это дело времени. Оглядевшись вокруг и пресытившись образом жизни истинных леди, Эдли резко обернулась на подругу, улыбаясь своей самой наглой и радостной улыбкой.
— Блин, ну тут и тухло, даже мужиков обсудить спокойно нельзя, — недовольно поморщилась англичанка, отправляя в рот помидорку. — ты думаешь о том же, о чем и я, Пинки?
Сверкнув игривым взглядом, она с интересом посмотрела на подругу, которая, кажется, все-таки знала, что будет дальше. И именно это и было прекрасно: их понимание, что совсем скоро начнется полный треш, который они сами и устроят, и предвкушение этого действа стоило всех странных взглядов в ресторане. Подняв руку, англичанка попросила счет, чтобы как можно скорее отправиться в более подходящее место, в ночной клуб, ведь время уже близилось к тому прекрасному моменту, когда рестораны и бары притягивают не так много людей, как громкая музыка и самые резкие коктейли.

+1

6

Ни одно даже самое спокойное место в мире, уединенный райский уголок на отшибе, не мог бы оставаться таковым, если в его размеренную жизнь врывались мы — гарпии, не знающие слова «хватит». Куда не приведи нас, хоть в ночной клуб, хоть в церковь, мы расходились за пару минут и вот уже через одно мгновение поток наших бредней было уже не остановить. Но разве это не прекрасно — иметь рядом с собой человека, который поддержит тебя в любом идиотском начинании, даже когда в глазах всего остального мира ты будешь выглядеть идиотом? Мне не хватало этих весёлых посиделок, пока я работала и постоянно была в разъездах, наверное поэтому сегодня я собиралась оторваться на полную за всё упущенное время, даже если вдруг Эдли в какой-то момент скажет, что пора дать по тормозам. Хотя, о чём это я? Эдли вообще не умеет стопориться. Глядя во все глаза на подругу и приоткрыв их так широко, что мои накрашенные ресницы почти касались бровей, я слушала её рассказ не без коварной улыбки на лице. Всё с тобой понятно! Стариной трясёшь, значит, без меня? — вопрос её подарка не отпускал меня до сих пор. Я мало верила в бескорыстие, и когда мне начинали лить в уши о неземной любви и золотых горах к моим ногам, я настораживалась, потому что знала — у всякого подарка есть своя цена. Посмотрев на своё запястье с золотой цепочкой на нём, я спокойно вздохнула. Подарок от предыдущего. Не помню, как его зовут. Безделушка, конечно, какую я и сама могла бы себе купить, но дело-то не в этом. Всегда приятно, когда что-то не нужно делать самой, и есть человек, готовый исполнить некоторые твои капризы. В этом плане мы были с Эдли ощутимо разными. Ей не требовалась вся эта мишура, она о ней не просила. А я, я жила только так: подай, прими, и выйди вон. Мужчины, которые меня не баловали, не попадали в список моего внимания, и я не принимала других комплиментов в свою сторону, ведь была твёрдо уверена: тот, кто не хочет вкладываться материально, не имеет на бабу никаких серьёзных планов. А я уже не так молода, чтобы бросаться на мальчиков только за красивые мордашки. Удовлетворять абсолютно ВСЕ свои потребности я могу сама, без участия такого бесполезного мужчины. Зачем тебе тренер? Ты же умеешь ездить сама. Сказала я для поддержания разговора, хотя знала, что Олдридж знает мою «большую любовь» к лошадям. Но какая разница, что думала я, если ей так понравился презент? Оставалось только порадоваться и понимающе улыбнуться, мол, конечно, лошадь это очень круто. Лучше б машину конечно.
Он? Со мной? — мои глаза, отведённые в сторону до этих пор, пока я смотрела в спину бегающему официанту и каждый раз надеялась, что вот сейчас он принесёт нам наш заказ, дрогнули веками и ресницами, когда подруга прервала мой мыслительно-испепелительный процесс. Да чего только не делает. Потом расскажу как-нибудь. Я ещё не в той кондиции. Тихо хохотнув, я лучезарно улыбнулась, когда мне принесли мою тарелку с едой. Боже, что может чувствовать человек, который больше чем секс любит только вкусно пожрать, когда под нос ему приносят самую вкусную вкусность на свете? Я блаженно потянула носом, вдыхая запах тёплой курицы, и принялась за еду, театрально положив нож и вилку между пальцев, будто и правда знала какие столовые приборы для чего нужны, посмотрела на Эдли. Уже семь. Я не стою на месте. Э в о л ю ц и я, детка. Слушай, подлей мне тоже. Вино в бокале не дополняло наш ужин, оно было его основополагающей частью. Скорее, мы пили и закусывали, чем ели и запивали. Жалоб пока не было. Я пожала плечами, ведь гораздо интереснее сегодня было всё же узнать о том, что за таинственный незнакомец так прилип к моей девочке. И этот загадочный синяк на её шее лишь подогревал мой нездоровый интерес. Конечно, яникогда не отдавала себе отчёта, когда сгоряча лезла на рожон и кидалась на обидчика с кулаками, не важно была ли то хрупкая девчонка или огромный мужик. И Эдли делала это так же часто, как я. А потому (да, я чёрт возьми переживала!), могла получить ненароком в ответ. Всяких идиотов в мире хватает. Рукоприкладство я разумеется не жаловала, если, конечно, оно не было обоюдно принятой частью предварительных ласк. Однако прежде таких пятен на её коже я не замечала, а значит — не верила и в то, что Эда вдруг решила отойти от стандартов, подвергнув себя чужому садизму. Уверена? — прищурилась я, чуть отвернув лицо, но продолжая смотреть на девушку, и принимая за утвердительный ответ её короткий кивок, — Ладно. Так что там с вином?
Ну не могла я просто так сидеть и молчать, зная, что история, подогревшая мой интерес, не рассказана до конца. С моей бурной фантазией мне только успевай накидывать факты, а я уж сумею дальше сама всё красочно представить. Выпучив глаза и открыв рот в изумлении, я хохотала, когда в итоге моя подруга раскололась. Нет, представляете? Каков чёрт, этот мужик. Аааааааа! И ты мне не позвонила?? Не рассказала всё сразу?? Как я могу тебя считать подругой после такого! — я выразительно замахнулась на неё ладонью, гогоча во весь голос от пришедших в голову картинок. Эдли на барной стойке?? Ух, горячо, но недостаточно, чтобы утолить мой голодный интерес. ИИИИИ? Замерев над вилкой с салатом, я улыбнулась так широко, что, кажется, даже щёки начали болеть. Лицо Эдли поменялось, когда она вдруг вспомнила ещё кое-что и, чуть склонившись с бокалом над столом, довольно громко воскликнула следующую фразу. Совсем большой? Больше, чем у Тома? — я воскликнула это без тени смущения так, будто разговаривала мысленно сама с собой, и будто вокруг нас не было никаких посторонних ушей. Эдли за эти несколько лет стала мне так близка, что я принимала её за сестру, которой у меня никогда не было, а значит — могла говорить с ней о чём угодно. Жаль, что её английского консервативного воспитания не хватало на двоих, а я всё время под своим влиянием делала её ещё более развязной, чем она была на самом деле. Не мудрено, что с семьёй отношения у Эделин не задались. Ну, — я растерянно покрутила головой по сторонам в поисках любого предмета, который можно визуально измерить, — М? — взглядом полным живого интереса, я указала ей на стол, где руками отмерила первое пришедшее в голову расстояние. Но Эдли не успела ответить ни «да», ни «нет», и вдруг, поменявшись в лице, выглянула из-за моего плеча, кровавыми глазами глядя на сидящего позади мужчину. Ну и боров, — подумала я, развернусь в его сторону и положив руку на спинку стула, а второй придерживая на столе бокал с виной за самую ножку. Хотелось конечно сказать самой себе, что над убогими не смеются, но я не могла позволить себе пропустить чужой прокол. Уж слишком воинственно настроенной была моя белоснежка, и когда она начинала огрызаться с кем-то вот так просто, обнажая своё истинное лицо, мне оставалось два пути: тихонько наблюдать со стороны как меняются черты её лица, искажаясь от злости, или тут же броситься в догонку, не дав противнику Эдли шанса даже спокойно вздохнуть. Господи занимайтесь своими делами, дядь, — отмахнулась вдогонку я, возвратившись в исходное положение, когда конфликт был урегулирован без применения сил. Ну почему ты всё время уходишь от ответа? — засмеявшись, я чокнулась с ней бокалом в ответ. Ну пусть, пусть поломается немножко. Сейчас поднапьёт и выложит всё сама.
И правда, в ресторане, этой обители воспитания и благочестия, мы были словно белые вороны, да и опрометчиво было приходить сюда под вечер, когда количество отдыхающих возрастало в разы, и все столы стояло занятые небольшими компаниями. Не говори. Скука смертная, — лениво ковырнув последнюю помидорку черри в тарелке, я откинула вилку, так и не поймав катающуюся половинку на зубцы. Вложив подбородок в свою руку, согнутую на столе в локте, я внимательно оценила каждого, кого видела со своей обжорной точки и, кивнув Эдли на ключи от машины, лежащие между нашими тарелками, заманчиво поиграла бровками. Ты читаешь мои мысли, Брэйн! Я достала из клатча кошелёк, выложив его на стол. В «Polar Sun»? В обитель хаоса и разврата, поближе к простым смертным?
———>Клуб «Polar Sun»<———

+1

7

Как часто ваши планы накрываются медным тазом? У Чиро вот такая ситуация случалась не очень часто в силу прирождённой наглости и абсолютного равнодушия к чужим проблемам. На работе завал и его просят задержаться? Взятая под крыло закусочная молит почтить своим присутствием? Мамка жаждет компании? Если Чимин уже что-то запланировал на вечер, то отменить его намерения можно лишь предложив взамен что-то более заманчивое. Или просто быть его отцом, который одним своим коротким звонком свёл к нулю возможность провести вечер (и последующую ночь) в компании Летти, заменяя её на семейный ужин. Благо хоть причина для него была вполне официальная и более или менее приятная, на ней не предполагается какой-нибудь выволочки за непримерное поведение.
Признаться, у Чиро дофига родни, некоторые экземпляры живут даже под боком в Ванкувере, но Чи умудрялся не встречаться с ними даже по большим праздникам. Нет, конечно, в их взаимоотношениях не было вражды, но у каждой семьи - своя жизнь, да и с родственниками, живущими в Корее, Чимин общался и взаимодействовал больше. Быть может, потому что меркантильность и потребительский интерес родились вперёд его понятия семьи, а халявный отель на время поездок на 고향* предков это, несомненно, приятный бонус.
Так вот сегодня повод для встречи был, можно сказать, необычный, ведь Чимину планировали представить его двоюродного брата. Зачем правда - не понятно. И весьма условно, ведь они знакомы. О существовании Тэяна, Кан младший, разумеется, знал. Даже более того - в детстве они игрались вместе, но уже тогда кардинальным образом отличались друг от друга характерами и взглядом на многие вещи. Чимин ведь с детства рос ребёнком достаточно агрессивным, с потребностью давить своей личностью, уже тогда был с подлецой, а Ян… наверное, рос в более мягкой и свободной атмосфере. С точки зрения Кана старшего - как сорняк. Впрочем, лезть в чужую семью со своим уставом было бы неправильно, поэтому отец Чиро не давал советов мужу своей сестры насчёт воспитания детей.
В какой-то момент пути мальчишек разошлись. Чимин быстро взрослел, а разница в возрасте в самом начале, когда ребенок растёт стремительными скачками, очень видна. Сначала корейцу стало просто не интересно с братом, потом былые вроде бы дружеские отношения перетекли в равнодушие. Разумеется, отцы поддерживали связь между собой на уровне дружеских и деловых отношений, а вот их сыновья последний раз виделись, как это ни грустно, на похоронах прабабушки лет пять назад. И то стояли слишком далеко друг от друга, потом сидели на дальних концах стола - так получилось совершенно ненарочно. Сейчас, надевая на себя строгий официальный костюм и поправляя перед зеркалом галстук, Чиро хотел вспомнить свои впечатления и ощущения от человека, который существовал всё это время где-то параллельно. Хан Тэян запомнился Чимину высоким резко вытянувшимся подростком, немного… нелепым что ли. Не было в нём жесткости жестов и мимики, которые присущи Чиро и его отцу.
И вот как оно всё обернулось. Чи прекрасно понимал, что подобные встречи не устраиваются просто так; отцы сводят своих детей для какой-то цели. Что же, не сказать, что кореец был в восторге от такой перспективы, но пока не мог предположить о чём именно будет этот разговор, что вызывало в нём нехорошее предчувствие. Хорошо бы просто обмыть какой-нибудь его диплом слесаря-механика и на этом разойтись. - иронично подумал кореец, шагая уже по парковке до своей серебристой Акуры, что преданно ждала его на подземной парковке. Он задумчиво крутил ключи от квартиры на пальце; сделав очередной виток, они соскочили, но Чимин успел цепко подхватить их в воздухе, не дожидаясь, пока они звякнут по полу. Любопытно, любопытно…
Пока машина, покорная его руке, вальяжно лежащей на руле, скользила по улицам Ванкувера, на которых Чи давно ориентировался без навигатора, её владелец настраивал себя на более позитивный лад. Всё-таки, это родственные узы, к ним нельзя относиться с пренебрежением, пусть даже этот человек совсем чужой для него. Возможно, стоит Чи узнать Тэяна ближе, и его предвзятое мнение будет разрушено в пух и прах?
Отогнув рукав чёрного пиджака, он посмотрел на циферблат часов, понимая, что ему нужно поторопиться, если не хочет опоздать на встречу, ведь это было бы очень невежливо с его стороны по отношению к отцу. И как назло, заставляя старшего лейтенанта понервничать каждый светофор на пути горел красным светом, и серебристая Акура то и дело утыкалась в какой-нибудь затор на дороге.
Вот, минута в минуту - ровно в восемь часов вечера, Кан Чи Мин возник на пороге пафосного ресторана, который видел уже не в первый раз. Кивнув на входе администратору, кореец сразу прошёл в зал, взглядом быстро отыскивая нужный ему столик. Подойдя и сконцентрировавшись взглядом на лице Кана старшего, он проговорил: 안녕하십니까?* И выказал своё почтение поклоном, лишь после ответного приветствия от отца и его покровительского снисходительного кивка позволив себе с любопытством окинуть взглядом нарисовавшегося так внезапно родственничка. Сказать так сразу с первого взгляда о своём впечатлении об этом человеке Чимин, конечно, не мог, но для себя сразу отметил, что у братца почему-то отсутствует костюм и этот строгий официоз происходящего, который отражался на лицах Кана старшего и его сына. А ты всё такой же нелепый. - мелькнула мысль  растворилась, ведь на смену ей пришла куда более интересная: А где, собственно,родитель Тэяна и, по совместительству, дядя Чимина? Ян пришёл один? Кореец рассчитывал на встречу несколько другого формата, подразумевающего, что отцы будут решать свои дела, общаясь между собой, а их дети - сидеть рядом с умными терпеливыми лицами и открывать рот только тогда, когда спросят.
Сев за стол, Чиро внёс отправную точку для беседы, которая должна была (как он думал) скрасить время в ожидании господина Хана: 오늘 날씨가 좋아요. 가을이 아직 따뜻해요.다음 주말에…*** Чимин, Тэян не говорит по-корейски. - немного приподняв вверх ладонь, сказал отец, прерывая лейтенанта, который чуть округлил глаза, бросив взгляд на двоюродного брата, но быстро справился со своим выражением лица, подавив в себе удивление. Вот тебе блять номер. Но вслух Чи лишь учтиво задал интересующий его вопрос: Господин Хан задерживается?
Разумеется, при отце Чиро даже лишнего косого взгляда себе не позволял в сторону родственника, соблюдая строгий нейтралитет и стараясь просеивать словно песок всё, что не стыковалось с его понятиями корейской вежливости и этикета. Вот только крупинки, конечно, попадались очень крупные.

перевод

*고향 [кохян] - Родина
**안녕하십니까? [аннёнхашимника?] здравствуйте (вежливая форма при обращении к старшему)
*** 오늘 날씨가 좋아요. 가을이 아직 따뜻해요.다음 주말에… [оныль нальшига човаё. Каыль аджик татытхэё. Таым чумарэ...] - сегодня хорошая погода. Осень ещё тёплая. На следующих выходных...

+2

8

Важный день, такой как этот, и начинался тоже по-важному. По взрослому. Как у серьёзного, полного ответственности за своё светлое будущее, которое должно решиться уже сегодня, человека. С душераздирающего возгласа “бл*ть, я проспал” в три часа дня, когда отчаявшийся звонить будильник уже перестал елозить трелью по мозгам и запаха подгоревшего в турке кофе, про который он забыл сразу, как только включил огонь. Как известно, всё, что стоит на плите, начинает жариться сразу, как только заканчивает вариться, и в такие моменты по собственной неосмотрительности велик шанс остаться в лучшем случае без завтрака, в худшем же — без квартиры. Но здесь ведь не воинская часть. Нет больше строгого распределения продовольствия, не будет офицерских выволочек за испорченную посуду, армейского подъёма в шесть утра и сорок секунд на сборы и натягивание штанов. Тут, наконец-то, размеренная реальная жизнь, и она в кои-то веке устраивает его, хотя Хан и сам точно знал, что это умиротворение не продлится долго и скоро его душе захочется новых впечатлений.
Нельзя сказать, что когда время склонилось ближе к вечеру, он стал испытывать какой-либо внутренний дискомфорт или моральную тяжесть от предстоящего ужина. Наоборот, это великовозрастное дитя спешило на назначенную встречу с таким воодушевлением, будто там его уже ждали аниматоры и сладкие угощения, и он не прекращал сдавленно улыбаться, садясь в заказанное такси и покидая пределы района, в котором вот уже несколько недель как жил [почти] взрослой и самостоятельной жизнью. Ему, восторженно вступающему на новую ступень, сейчас казалось, что ничто не может пойти не по плану. На Мэйн стрит, — с грохотом завалившись на заднее сидение жёлтого седана, произнёс юноша и сложил руки на своих коленях, упираясь ими во впередистоящее кресло.
Корейцам, наверное, на роду написано быть немножко хитрожопыми. Не обошёл этот скрытый талант стороной и Хана, как бы не сопротивлялся блондин (правда, самую капельку крашенный) тому, что он всё-таки кореец, а никакой не канадец. Его врождённое умение не опускать руки после первого и даже второго десятка “нет”, наконец, кажется, склонило чашу весов к заветному “да”, пусть сказано оно было шёпотом, издалека и совсем не означало, что теперь все блага мира лягут к его ногам. Родственники и семейные узы — это хорошо. Это важно. Это полезно. В этом очевидном утверждении, которое ему с малых лет вливали в уши без всякого меркантильного на то умысла родители, Ян смог убедиться только теперь. А ещё, несмотря на неловкость ситуации, в которой ему пришлось просить чьей-то помощи, одновременно с тревогой новоиспеченный младший сержант испытывал ещё и некоторый трепет от скорой встречи со своим братом, которого не видел уже много лет. Двоюродным братом, конечно. Чимин запомнился Яну не по годам серьёзным мальчишкой, к которому младший по возрасту Тэй тянулся ещё с тех давних детских пор, когда им вдвоём ещё удавалось видеться чаще, чем раз в пять лет. Но того времени утекло уже очень много воды, и теперь даже в самых смелых фантазиях представить как изменился этот некогда знакомый ему человек Тэй уже не мог. Надеялся только, что родственные узы всё же свяжут давно разорванные концы их общения, и что работа под руководством старшего брата, опытного и пробивного лейтенанта, станет увлекательным приключением и зелёным светом в будущее.
Сегодня, по этому особому случаю он был даже не так небрежен как обычно, скорее наоборот: расстегнутая на груди кипенно-белая джинсовка добавляла Яну опрятности и была, пожалуй, самым серьёзным проявлением его лучших намерений а отношении новообретенных родственников, пусть и излишней серьёзности грядущей встречи парень не понимал. Что могло быть такого официального в семейных посиделках за столом, а главное — для чего надо было заказывать этот самый стол в пафосном ресторане, если дома, в условиях наибольшего комфорта можно было бы провернуть ровным счётом всё тоже самое, только без всяческих финансовых затрат и нервотрепки с этими торжественными переодеваниями? Может надо было надеть рубашку? Не, мне не идут костюмы. Тэян опустил подбородок, заметив, что где-то уже посадил на свой тёмный облегающий пуловер мокрое водяное пятно, но вместо того, чтобы обеспокоиться своим ненадлежащими внешним видом, лишь пренебрежительно растёр его краем кофты и отвернулся к окну, считая кварталы до конца маршрута.
Раз уж вечер предстоял интересный, Ян посчитал нужным поехать в центр именно на такси, хотя в кои-то веке его машина стояла в гараже не в разобранном состоянии. Ну, а вдруг корейские родственнички решат выпить, вроде и отказываться будет нехорошо — уж этот урок азиатского этикета он усвоил рано. Хан наивно тешил внутри себя надежду, что с Чимином и его отцом всё пройдёт без лишней нервотрепки, как-нибудь по-простому, по-домашнему, что в их присутствии не придётся строить из себя высокопарную персону, ведь делать это Тэян не умел да и не стал бы из принципа. Хоть его дядька-генерал и был как раз из того рода людей, которые редко опускают свой высоко задранный нос. Стало быть, и сын его, наверное, давно не тот мальчишка, с которым в детстве можно было обсудить что лучше — игрушечная феррари или водяной пистолет, но всё же Ян пока ещё даже примерно не представлял себе размеры той пропасти, которая встала между ним и его двоюродным братом, как между двумя берегами одной реки, что называлась семьёй.
С жиру бесишься, дядя, — войдя внутрь помещения, в котором один только приглушённый свет, казалось, незаметно подъедал зеленые хрустящие банкноты из твоего кошелька, Тэян не растерялся, хоть на мгновение и оторопел от количества пространства под крышей этого заведения. Он со всей своей наглостью, сунув руки в карманы светлых джинс, подвалил минуя небольшую очередь, к небольшой стойке, возле которой стоял хостес в выгляженном черном костюме. Столик на имя господина Кана трепетно охраняли от посторонних, не забыли разузнать и имя интересующегося, и время назначенной ему встречи, но, должно быть, всё-таки какое-то отдаленное фамильное сходство навеяло внимательному сотруднику доверие к светловолосому юноше азиатских кровей, поэтому, минуя открытый зал, заставленный удобными кожаными креслами, Яна даже лично проводили в уединённый уголок, где за темной ширмой из натянутой на деревянную решётчатую основу ткани его уже ждал почтенный генерал Кан. Он сидел за дубовым круглым столом, будто специально созданным для переговоров или несущих мир, или означающих начало кровавой войны, и в душу от одного его усмиряющего хладнокровного взгляда закралось беспокойство. Чшш, не очкуй. Всё уже решено, осталось дело за малым. Хан ещё с детства знал, что менталитет его семьи выдержан в традиционных национальных чертах. Что нет среди Ханов, Канов и всех, кто хоть как-то принадлежит к этой раскидистой ветке одного генеалогического древа тех, кто не чтит условности больше, чем сам этот простодушный парнишка. Родители его, конечно, надеялись, что с возрастом это пройдёт. Что и Ян когда-нибудь перебесится, остепенится, приведёт в порядок своё воспитание, но чем старше он становился, тем больше отдалялся от навязанных правил, и даже сейчас, спеша на такую важную в первую очередь для него самого встречу, ни разу не обеспокоился ни незнанием родного языка, ни отсутствием элементарных марнер. Добрый вечер, — широко, но сдержанно улыбнувшись, не позволяя себе оскалиться в полную силу, Тэян протянул мужчине свою большую напряжённо вытянутую палец к пальцу ладонь. Однако наткнувшись на трёхсекундное угрюмое молчание, которое по его мнению длилось слишком долго, чтобы значить что-то хорошее, а затем уставившись на сидящего всё в том же неподвижном положении человека, Ян почти в полной мере ощутил неловкость совершенного поступка, опосля соображая, что вот именно сейчас ему придётся поднапрячься и достать из архивов памяти все те плохо заученные манеры, которым его безуспешно пытались научить и родители. И, уж насколько ярко он появился в поле зрения этого высокопоставленного мужчины с военной выправкой и в осанке, и даже во взгляде прищуренных глаз, настолько же незаметно и тихо Хан постарался сейчас спрятать свою ладонь, сцепляя её со второй рукой замком перед собой и осторожно, будто боясь ошибиться в своих дальнейших действиях, склонил голову вниз, едва касаясь подбородком груди. Здрасьте, — криво ли косо, но всё же по-корейски обратился к генералу Тэян, очевидно запутавшись в собственных слабеньких познаниях и произнеся что-то не совсем корректное и подходящее по своей формулировке к ситуации. Я, — продолжил он на английском, усаживаясь за стол сбоку от родственника и уже совсем не чувствуя той хладнокровной уверенности, какая руководила им прежде, — Я сяду. И помолчу. Действительно, в присутствии этого человека, несмотря на его очевидную миниатюрность в сравнении с тем же Теяном, явно ростом и удалью устремившимся не в дядю и точно не в отца, хотелось только покорно и благоговейно молчать. Но делать это и так довольно сложно, тем более когда в твоей голове вечно происходит какое-то броуновское движение мыслей, и Ян, желая не ляпнуть лишнего, нашёл себе занятие в разглядывании окружающего их интерьера, водя туда-сюда взглядом и успев мысленно подметить, что дядя с отцом, хоть их и нельзя сравнивать как, например, генерала Кана и его сестру, которые хотя бы являются друг другу родственниками, тем не менее вызывают совсем разные ощущения у присутствующих рядом с ними людей, по-разному себя преподносят и подают, а ещё, что, наверное, внешней схожести с дядей у самого Тэя на самом деле нет, если исключить шутки про то, что все азиаты на одно лицо..
Восемь, — выдохнул он, расстегивая последнюю пуговицу на куртке и снимая её с себя. Значит, сегодня вовремя. Не пропали даром все те многочисленные наряды, которые за свои вечные прогулы перенёс, нет, скорее — пережил Ян во время армейской службы. Если бы не тот строгий офицерский голос, который будил его криком по утрам, сейчас бы Хан был в раздрае от насыщенного на впечатления вечера, а на деле испытывал лишь интерес ко всему происходящему, не сильно заморачиваясь тем, что всё с самого начала пошло неправильно. К тому же, он ждал появления Чи Мина, ведь, как это часто бывает на семейных посиделках, когда младшее поколение оказывается в окружении старшего, присутствие ровесников сглаживает неловкость от непонимания взрослых шуток и разговоров, только вот время это давно было уже пережито, и в свои 21 Ян должен был, пожалуй, куда больше тянуться к взрослой жизни, чем делал это на самом деле.
И вот стоило только ему немного откинуться спиной назад, почувствовать под позвоночником твёрдую опору, как из-за ширмы послышались лёгкие, но звучно отражающиеся от пола каждым ударом широких каблуков шаги, и скоро оттуда вышел юноша, чей серьёзный и совсем не радостный, а скорее преисполненный уважения к обратившемуся к нему взглядом мужчине, вид мгновенно приковал к себе всеобщее внимание. Этот человек был уже не тем молодым пацаном, каким он застрял в памяти Тэяна, и чем дольше тот смотрел на него, чуть хмурясь, тем больше убеждался, что время здорово поменяло их обоих в лучшую, разумеется, сторону. Хватило пары секунд, чтобы разглядеть самое необходимое: всё тот же утончённый, привитый родителями вкус, расставленные яркие акценты: красные как пламя волосы, уложенные с продуманной небрежностью, не противоречащей тем не менее его общей официальности, блестящие отполированные туфли, в которых можно увидеть даже своё отражение и острые черты лица: возраст пошёл ему на пользу, но сделал куда аккуратнее и утончённее — всё же детьми они были очень похожи с Яном, словно близнецы, а теперь пошли совсем разными путями, превратившись из отражений друг друга в тех родственников, которые, что называется, седьмая вода на киселе. 안녕하십니까? — поклонился Кан младший, после чего наконец обратил внимание на сидящего за столом Яна, который привстал, облокотившись на подлокотники кресла, чтобы поприветствовать братца. Аннё… как? Ему и раньше приходилось чувствовать себя не на своём месте, когда дело касалось семейных встреч и разговоров на корейском. Вспомнить хоть ту свадьбу кузины, где собралась вся сеульская родня. Попал туда каким-то нелепым ветром и Ян со своими братьями, которые в отличие от него-то прекрасно изъяснялись на родном языке, поскольку прожили в Корее дольше, чем удалось это младшему сыну семейства Хан. Но даже тогда языковой барьер, вставший между ним и остальными — а между прочим на торжестве присутствовало не меньше сотни человек и каждый считал своим долгом завести с Тэяном ненавязчивый формальный разговор — оказался пятисекундной лёгкой неловкостью по сравнению с тем, какую можно было испытать сейчас, если бы только Тэй не умел профессионально забивать болт. 오늘 날씨가 좋아요. 가을이 아직 따뜻해요.다음 주말에… Ну вот опять ты. Нормально же общались, — склонив голову набок, Хан подпёр подбородок рукой и, подставив к своим губам указательный палец с умным видом кивнул, искренне надеясь, что длинная и мало понятная ему фраза, из которой он успел ухватить только “сегодня” и “осень”, не является вопросом. Сегодня осень, и завтра осень, и послезавтра. Давайте уже перейдём к той части, где все говорят на понятном языке? Чимин, Тэян не говорит по-корейски. — наконец пришла на подмогу тяжёлая артиллерия, и молодой сержант, смахнув со лба упавшую прядь волос, невольно выпрямился, медленно и утвердительно кивая, глядя двоюродному брату в глаза из-под своих светло-серых линз и замечая ожидаемое недоумение на его прежде спокойном, но до сих пор держащем марку лице. Господин Хан задерживается? Вообще, он не приедет, — отозвался Ян, не уверенный даже, что вопрос был задан ему. Разве недостаточно уже формальностей? Отец просил, — Тэй любопытствовал в поисках стакана, наполненного хоть водой, хоть чистым спиртом, ведь у него жутко пересохло во рту от всего этого представления, — просил извиниться за отсутствие.
Примерно вникнув в поведенческую модель Чимина и его папки, Ян тем не менее не собирался ломать свои привычки, и совсем не из вредности, но со своим обыкновенным простодушием пытался разбавить неназойливой, но слабо понимающей что должно произойти дальше и стоит ли ему самому говорить о цели встречи, или же оставить это генералу Кану, улыбкой смотрел поверх стола на лица присутствующих родственников.

+2

9

Вообще, конечно, Чимин адресовал прозвучавший вопрос своему отцу, но всё ещё чужеродный, ужасно непривычный низкий голос с уловимой хрипотцой ответил за него:  Вообще, он не приедет. Вот как? Скользнув взглядом по лицу родственника, Чиро посмотрел в тёмно-карие глаза отца: внимательно, пытаясь считать его эмоции и намерения. Какая-то херня получается, пап. В корейской культуре нового человека принято представлять от лица того, кто вводит его в чужую компанию или семью, от этого во многом зависит то, как к нему будут относиться. С самопрезентацией Тэян справлялся на слабую троечку. Если бы сейчас перед ним сидел не родной отец, на лице корейца бы уже отобразилось раздражённое нетерпение, но он душил в себе эмоции, оставаясь беспристрастным.
Отец просил - снова заговорил Ян, оглядев пустой стол. Просил извиниться за отсутствие. Ничего страшного. Видимо, у господина Хана очень важные дела. - миролюбиво заключил Чиро, натягивая на лицо вежливую улыбку, чтобы выйти из этого неудобного для всех положения, которое создал своим же вопросом. Или он просто срать на тебя хотел. Ян лыбился так от души, стреляя взглядом то на старшего, то на младшего Кана, а вот Чи держал эту улыбку механически, номинально. Та ненастоящая, пластиковая эмоция, за которой может стоять что угодно. Стоит заметить, что Чимин очень похож на своего отца, даже мимикой; пусть вдали от строгого родительского внимания был куда менее сдержан и крут норовом.
Подошедшая официантка приняла у них заказ; Чимин обратил внимание, что Кан старший взял лишь стакан воды. Он ненадолго. Значит, встреча сорвана? Эта мысль подарила некоторое облегчение. Значит, будет время узнать что же планировалась и повлиять на конечное решение? Вот, строго одетая девушка ушла передавать поварам пожелания двух братьев, и когда в воздухе снова повисла неудобная пауза, первым её прервал отец: Я и господин Хан находимся в дружеских отношениях, поэтому я поспособствовал тому, чтобы его младшего сына приняли на службу в центральное отделение полиции. Многозначительная пауза, во время которой Чимин неотрывно смотрел на лицо говорящего и, кажется, начинал догадываться, зачем его сюда позвали.
Пригляди за младшим братом, Чимин. Блять. Поставив на имени сына интонационное ударение, генерал сделал глоток прохладной воды из стакана, который только что принесли и с тихим стуком опустили перед ним на стол. На пару секунд задержавшись взглядом на тонкой кружевной салфетке, на которой сверху стояла перечница, кореец собрался с мыслями, облачая их в цензурную и даже вежливую форму, снова поднял глаза на отца, который уже начал вставать из-за стола, давая понять, что разговор завершён. У меня очень много работы. - сказал он с нотками возражения в голосе. Действительно, что ему заняться больше нечем, как нянчить новоявленного родственничка? Этот странненький чувак просто гарантировал своим появлением смуту, которую посеет в привычную повседневность двоюродного брата. Обогнув стол, отец с силой опёрся рукой на его плечо, от чего Чимин невольно напрягся, чтобы не кривиться телом. И теперь ты ответственен за то, как твой брат себя ведёт. Нет, его голос и намерение не терпят возражений, тут поздно и бесполезно приводить аргументы против. Раз уж их отцы уже договорились, то Кан не станет отменять своего обещания из-за несогласия собственного сына. Всего лишь как обычно нужно подчиниться его воле, а потом уже на бытовом уровне как-нибудь порешать эту несуразицу с самим Тэяном. Может, не совсем он и безнадёжный? Может, не так уж ему и нужна эта служба?
Так или иначе, при отце своё взыгравшее недовольство демонстрировать нельзя, ведь случись что с этим пацаном и Чи станет первым подозреваемым, поэтому он лишь пресно проговорил: 네, 아버지는. 알아주어요.* Нет, вовсе старший лейтенант не собирался ронять нежеланному родственнику кирпич на голову, всего лишь старался просчитать свои шаги немного вперёд, заглядывая в будущее. Стоит поступать мудро. Мда, лучше бы он меня сегодня отчитал, чем вешать на шею такую обузу. Впрочем, не виноват же он в этом сам, конечно… Счастливый сука, думает, наверное, как хорошо в жизни получилось устроиться.
안녕히 가세요** - сказал кореец вслед, оборачиваясь и кивая головой, улавливая напоследок лишь его усталый выдох: 안녕***
Под удаляющиеся тяжёлые шаги генерала, рука Чиро совсем не осознанно встретилась с лицом плавным жестом. Скользнув ладонью ото лба вниз, кореец во вздохом потёр пальцами подбородок, поднимая взгляд на брата. Теперь уже Чи не держал маски, выражение его лица словно вмиг опустилось вниз, делая черты острее и агрессивнее. К чему уж церемониться с ним, раз всё равно придётся работать бок о бок. Наверняка, его теперь ко мне привяжут. Будет ездить со мной вместо Флойда… А он устраивает меня куда больше, даже несмотря на то, что жрёт в машине. Обиду на решение отца, которое затронуло личные интересы Чиро, пришлось быстро проглотить.
Может, ты хочешь рассказать что-то о себе? - улыбнулся Чи своей ядовитой змеиной ужимкой. Принесённая и поставленная перед его носом еда обещала встать комом в горле, не мешало бы чуть расслабиться, чтобы на эмоциях не запороть всё дальнейшее общение с братом и не внести раздора в отношения между семьями своей излишней импульсивностью. Кореец дозаказал вина. Хищно клацнув зубами по вилке, на зубцах которой отправил в рот кусок замечательно прожаренного стейка, Чи задал следом ещё один вопрос: Какие твои планы, 동생?****
 

перевод

* 네, 아버지는. 알아주어요. [Нэ, абоджинын. Араджвоё.] - Да, папа. Понял
** 안녕히 가세요 [аннёнхи касэё] - хорошей дороги/ до свидания
*** 안녕 [аннён] - пока
**** 동생 [тонсэн] - младший брат

Отредактировано Kang Chi Min (2018-09-19 01:41:27)

+2

10

Ян с любопытством окинул взглядом пока ещё пустой стол, разложив по его рельефной деревянной поверхности с широкими прожилками, местами мягкими, а местами утолщёнными настолько, что их, казалось, не проткнешь и ножом, свои руки. А что, если... — он обнял пальцами гладкую скруглённую ручку столового прибора, лежащего перед ним в белоснежной тканевой салфетке и покрутил, перекидывая в ладони. Главное — сдержать в себе желание что-нибудь поковырять, поелозить на стуле и постучать пятками по полу, когда становится очень скучно, потому что Ян и сам прекрасно знал, что его дурная голова рукам покоя не даёт, но контролировал себя он очень плохенько, на слабую троечку. Иной раз, глядя на него, хотелось спросить: ты, чёрт возьми, вообще нормально по ночам высыпаешься с таким количеством фонтанирующей из жопы энергии? Какие тут серьёзные переговоры... Спасибо, дядь, за приглашение, конечно, но где еда? — не хотелось так сразу уходить, решив все вопросы, но не попробовав местной дороговалютной жрачки, и Ян даже с каким-то неожиданно лёгким сердцем принял как неизбежность тот факт, что отвалить за него денег придётся немало. ЗАТО ВКУСНО. Раз уж новая жизнь, которую кореец цветными фломастерами нарисовал себе в голове и к которой подготовился слишком заблаговременно, ещё даже не вкусив всех её очевидных минусов, уже протягивала к нему свои фальшивые объятия, жадный до внимания к себе теперь уже молодой полицейский держал грудь колесом, готовый распушить перья в любой момент. Он разочарованно вглядывался в силуэт маячащей на горизонте официантки, ощущая некоторое раздражение от того, что она, должно быть забыла про своих важных гостей. О, только не подумайте, что Тэй так сразу причислил себя к лику святых, не успев просидеть за столом генерала и десяти минут. Это чувство принадлежности к особенно выдающемуся семейству могла бы захватить Тэяна с головой с его-то самовлюбленной натурой, но пока он не ощущал гостеприимства, которым должны были облить его новоявленные родственники с ног до головы. Так что и их стол — их, а не его тоже, ведь мужская половина семьи Кан сейчас выглядела слаженной обособленной единицей, в отличие от него — чужака, пришедшего не на своё место, — был для юноши лишь пристанищем, а не постоянным местом прописки, и вести себя за ним стоило подобающе (что бы не значило это слово). Взглянуть хоть на Чимина.
Тэ Ян и правда много смотрел на него, пока сидел и слушал как отец Кана вносит ясность в эту трехстороннюю встречу своим ровным голосом, который не падал вниз и не взлетал вверх, будоража терпение слушающих. Давайте уже перейдём к той части, где всех всё устраивает и пропустим вот это знакомство. Кореец, тот, что был чуть постарше самого Хана, вёл себя образцово, соблюдая все пункты негласных правил, а Ян… ох, он был безнадёжен и продолжал крутить в руках нож, который брякнул об стол, в конце концов наигравшись.
В ожидании или скорой развязки, или хотя бы своего заказа, который кухня не спешила подавать в зал, Тэй сидел в постоянном напряжении, и даже улыбка, устав сиять на его самодовольном лице, наконец сползла вниз, на удивление сделав юношу, не умеющего ни минуты быть серьёзным, чуть более смиренным и чуть более подходящим по своему выражению лица к строгому окружению, собравшемуся под одной крышей. Здесь, кажется, даже официанты не скалились рекламными улыбками, на их лица было натянуто дежурное спокойствие, какое не разбилось бы, случись даже пожар или взрыв. И среди всего этого монотонного однообразия даже по одной только степени ироничности своего взгляда, блуждающего без всякого стеснения по лицам важных гостей за соседними столами, которые могли оказаться кем угодно, Тэян казался пришельцем и деревенщиной.
Пригляди за младшим братом, Чимин. — голос господина Кана отзвучал в воздухе на фоне тихой классической музыки строгими военными аккордами, которые надолго оставили присутствующих молодых людей в своих таких разных по наполнению мыслях. Тэян признательно кивнул, вторя словам человека, который имел тут самое первостепенное значение и самое большое влияние, а когда поднял голову, встретился взглядом с братом. Это он  ещё знать не знал на какого зверька он нарвался. Внимание Кана по отношению к чужаку оборвалось на таком же упрямстве Тэя, обращенном в его сторону. Приоткрытый рот в улыбке, способной показаться или крайней степенью наглости, или последней стадией довольства, оголял белые зубы — нахал глядел с победоносным видом на старшего лейтенанта, между прочим — своего будущего коллегу и наставника, считая, что уже выиграл войну, не приложив к этому никаких особенных усилий, если, конечно, не считать за усилие почти пятигодичную дрочку в армии. А что, не так уж и плохо всё складывалось, стоило ли сокрушаться, что пришлось-таки сунуть свою гордость куда подальше и обратиться за помощью к семье? У меня очень много работы. Ян вздёрнул уголки губ ещё выше, переводя выжидающий взгляд из-под приподнявшейся брови на генерала, но не поворачивая к нему своей головы. С одной стороны он был непосредственным участником разговора, но с другой — лишь наблюдателем, которому лезть в спор отца и сына точно не стоило, уж это он хорошо понимал, зная не понаслышке каким боком это может ему выйти. Молодой парень лишь стрелял взглядом, ровняясь то на одну сторону стола, то на другую, ну прямо как настоящий подстрекатель, изобразивший пакость, которая столкнула два мнения, которые должны были идти в одну ногу, лбами и теперь тихонько глядя на них издалека.
Единственное, что реально нравилось Хану в своём дядьке, который и в его детстве не отличался особенным дружелюбием, когда сыновья обоих семейств собирались вместе, так это его умение красиво оставлять за собой последнее слово. Всё равно всё уже решено, — считав это на его лице и чуть было не произнеся вслух, Ян откинулся на спинку стула, зажав губы пальцами и сдавливая ими ползущую вверх улыбку. Но господин Кан, избрав не путь поддержания обещающего быть горячим, спора, а свою собственную методику выхода из ситуаций, которые считал со своей точки зрения исчерпанными, просто встал из-за стола, подходя ближе к сыну и кладя тяжёлую, словно хранящую в своих прикосновениях всю его внутреннюю силу и жестокость, руку ему на плечо. И теперь ты ответственен за то, как твой брат себя ведёт. А? — как в идиотских фильмах, улыбка Тэяна мгновенно сползла с лица,  превратившись в плохо скрываемое несогласие. Оставалось только энергично помотать головой, но делать этого он не стал, лишь тихо и с досадой хлопнул себя по макушке обеими ладонями, собирая под пальцами пряди волос и оттягивая их вниз, чтобы затем, прикрыв их светлыми кончиками лоб, на секунду закрыть глаза, мысленно выдохнуть “Ага, как же” и отбросить их назад, представая перед обоими мужчинами свежим и будто бы ничуть не расстроенным, если не считать того как надулись его щёки и губы от пережитой несправедливости.
Генерал покинул помещение, оставив обоих молодых людей за тем же столом, который они делили и прежде. Хан, несколько секунд подождав, пока его шаги не стихнут за ширмой позади спины, сполз по стулу вниз, протянул длинные ноги и скрестил их в том месте, где заканчивались штанины его джинсов. Может, ты хочешь рассказать что-то о себе? Наконец им предоставилась возможность поговорить на равных, без всяческого вмешательства со стороны, но вот уже Ян не знал, сделал ли всё правильно или сначала стоило обратиться с вопросом к Чимину, прежде чем идти к его отцу с просьбой и вынуждать генерала поставить собственного сына раком ради своего обещания. Ну… пардоньте. Он лениво дотянулся до лежащей перед ним вилки самыми кончиками пальцев и постучал её ручкой по пустому столу, когда на горизонте появилась уже знакомая официантка с подносом в руках. Нет, — театрально выгнув губы вниз дугой, Ян пожал плечами и забрал из рук у девушки свой стейк. Нечего. У меня только что закончился контракт в армии и я вообще не знаю как дальше жить эту взрослую жизнь. Хан был довольно честен и может быть даже излишне откровенен, озвучивая ответ на поставленный вопрос, но ему почему-то казалось вполне логичным, что уж с собственным братом, да и хер с ним, что двоюродным, наедине он может быть более чем свободен в выражениях. Поэтому без задней мысли открестившись от неудобных расспросов взмахом руки, он навис над тарелкой, разглядывая её содержимое и расковыривая вилкой сложенную на блюде горочку овощного рагу. Что за дикая хрень, — он вопросительно ткнул указательным пальцем в сторону закуски, словно тема удобоваримости принесённого блюда была куда значительнее, чем его уже фактически состоявшееся принятие на работу в центральный полицейский участок города, — Это съедобно?
Но и Чимина можно было понять. Ян даже не расстраивался, видя, что старший брат неохотно смирился с фактом появления в его жизни хвоста, который везде придётся таскать с собой, обнимая на глазах отца так, будто это вовсе и не плешивый огрызок, а меховой воротник. Его совсем не смущало такое начало, хоть и, признаться, он до последнего лелеял мысль о том, что красочные детские побоища за игрушки Чимином не забылись, и что начать можно будет с того, на чём они закончили, а не с чистого листа и вот этих вопросов из разряда “дневник маленькой принцессы”. Какие твои планы, 동생? На слух Тэян неплохо различал знакомые ему корейские слова, жаль, их запас был настолько скуден, что изъясняться он мог только на пальцах, обрывками фраз, над которыми мог надолго задуматься с очень сосредоточенным выражением лица, но так и не сумев получить с этого толк. Так вот, слово, которым обозвался в его сторону Кан, блондин слышал регулярно с тех пор, как его соску стали отбирать кровные старшие братья и слышал по сей день, когда возвращался домой. Прикинув свои способности, он задержался зубами на вилке и повисшем на ней куске стейка, прищурился, глядя куда-то в потолок, и наконец изрёк, криво заламывая слоги в словах, на языке, лишь отдалённо похожем на корейский: Хочу… ээ.. персик, — но поняв, что ляпнул что-то не то, он возбужденно хлопнул в ладони, широко раскрывая глаза и глядя ими в упор на Кана. По-английски всё-таки проще: Нет, нет, не персик, не помню как это называется.. В общем, я хочу работать в участке и помогать тебе по мере возможности. Таскай меня куда хочешь, я в твоём распоряжении, — о, знал бы Тэй как опрометчиво была произнесена эта фраза, но сейчас его голова была занята совсем иными мыслями. Он прикидывал, не слишком ли неуместным станет вопрос, родившийся в его голове, который, запив мясо красным вином, он собирался задать. Наверное, пока у тебя ещё свежи в памяти папкины нравоучения, надо спросить. Чимин, — он оборвался на полуслове, разжевывая это имя, как будто слышал его в первый раз. Грубо и формально, как на его вкус, поэтому, прервав стройную мысль, он вдруг поинтересовался: А мне тебя так и называть? Затем, почесав кончик носа, блондин прислушался к вкусу вина, оставшемуся во рту. Ну, своих нечеловеческих денег оно не стоило. Пораскинув мозгами (недолго, конечно же) Ян, как и всегда, полез на рожон, не примерив на себя брони. За такую наглость можно было бы отхватить по полной программе, да только Хана вечно такая участь обходила стороной. То ли ему и правда обычно хватало дерзости дожать собеседника, чего бы не касалась его просьба, то ли просто Хан Тэ Ян был до ужаса везучий сукин сын. Слушай. У меня в квартире ремонт, может, я поживу у тебя недельку? 
О, вот и появилось то ожидаемое и полное праведного ахуя выражение лица, из-за которого младший сержант вжал голову в плечи, виновато щурясь за свой вопрос. Что мне нужно будет сделать, когда я приеду в участок? Бумажки какие-нибудь, анализы на ВИЧ, там, не знаю... Уместно ли было шутить, если Кан до сих пор оставался сидеть перед братом всё с тем же мрачным выражением лица, ничуть не меняя своих эмоций? Но Ян, преисполненный желания как-то сгладить уже успевшие заостриться подобно лезвию бритвы углы их первой за долгие годы встречи, готов был попытаться. Ко всему прочему, ему уже хорошо известна была процедура военного медобследования, на котором пара либо престарелых, либо просто малосимпатичных и совсем неласковых рук трогают тебя во всех неподходящих местах, вертят то жопой, то лицом к себе. С бумагами… с ними Тэян набегаться успел тем более, особенно остро в памяти встали те полгода службы, когда его кидали из одной части в другую, и он изъездил половину страны, перетащив за собой ещё и кипу документов. Хотя казалось бы, ну какая бюрократия в Вооруженных Силах, да?
Он отодвинул от себя быстро опустевшую тарелку, находя печальным то, что вкусная еда заканчивается так быстро. Да ладно тебе агриться, братишка.

+2

11

Проводив взглядом ушедшего генерала, нежданный братец расплылся по стулу, видно до этого момента прикладывал много усилий для того, чтобы держать спину ровно. Чуть расслабился и Кан, которому больше не нужно было выдерживать учтиво-вежливое выражение лица. Слегка выдохнув, он больше не прятал своего разочарования этим вечером, лёгкой агрессии, которую стал излучать тёмным омутом своих карих глаз. Брось, он же не виноват в том, что на свет родился и служить Канаде захотел. Хотя, конечно, мог бы и повоспитаннее быть. Не пойму, то ли ему этого не вложили, то ли он нарочно так…?
Нет. Нечего. У меня только что закончился контракт в армии и я вообще не знаю как дальше жить эту взрослую жизнь. Чуть приподняв одну бровь, Чимин будто бы хотел спросить “Вот как?”, но промолчал. Мальчик вообще не умеет себя подавать и продавать. Не удивительно, что такого не взяли в полицию и его семье пришлось просить у моего отца. Кореец не смог сдержать надменности, что проскочила в выражении его лица. Как раз принесли еду, на которую брат тоже успел отреагировать неожиданно для Чиро. Лишь недоумённо поглядывая на своего родственника, Чи снова промолчал, угрюмо распиливая свою порцию на кусочки. Может, сейчас он очень старается произвести впечатление, нервничает и оттого так себя ведёт? Если это его привычное состояние, то боюсь я разобью его светлую голову на второй день совместной работы. Не клеился образ этого Хан Тэяна к интерьерам полицейского участка, Чи не мог себе представить, что ему там делать со свалившимся как снег на голову помощничком, куда его приткнуть. Как говориться, нет врага страшнее, чем союзник долбо*б.
Чимин раздражённо вздохнул в ответ на попытки Тэяна смочь озвучить фразу на корейском языке, ведь они не увенчались успехом и надолго оставили братца в режиме прогрузки сервера. В общем, я хочу работать в участке и помогать тебе по мере возможности. Таскай меня куда хочешь, я в твоём распоряжении. Прекрасно. - гробовым тоном ответил кореец. А образование в полицейской академии у Тэяна есть? Зачем ты мне вообще в отделе, если уголовный кодекс от гражданского отличить не можешь? - скептически заметил Чимин. Тебе бы в патрулях ходить, выезжать на митинги и всё такое - высокий, крепкий, наверное, сильный - в самый раз для такой работы. Сейчас лейтенант говорил даже не в попытке это счастье куда-нибудь сплавить, а весьма прямолинейно рассуждал, куда Тэян может сгодиться с наибольшей эффективностью - уж точно не за письменный стол. Чтобы ты не питал каких-то ложных надежд насчёт карьеры, скажу сразу - если ты хочешь повышаться по службе - тебе нужно образование. - красноволосый кореец развёл руками и пожал плечами, мол ничем не могу тебе помочь.
Чимин. Да - с гуманным выражением лица ветврача, держащего в руках шприц и готового приступить к эвтаназии ответил кореец, глядя в глаза своего собеседника; цвет их искажали светлые линзы. Он был недоволен обращением к себе по полному настоящему имени, которое обычно использовал в своей речи только отец и командование. И мать, когда забывалась. Словно осознав его недовольство, брат задал правильный вопрос: А мне тебя так и называть? Так уж и быть, слабенький плюс тебе в карму. Называть меня Чиро. - ответил кореец пусть в прежнем тоне, но всё-таки чуть подтаял, смягчаясь в своих острых чертах лица. В принципе в глубине души Чи даже понимал, что его злость сейчас, конечно, вполне логична, но бессмысленна, ведь всё уже решено. И ему остаётся только принять ситуацию, поменьше конфликтовать. Если они будут в отношениях “как кошка с собакой” работе это будет мешать с утроенной силой.
Слушай. У меня в квартире ремонт, может, я поживу у тебя недельку? Мысленно Чимин исправил слабенький плюс на жирнющий минус, посмотрев на родственничка с ясно читаемым в глазах вопросом: “А не ахуел ли ты, Тэян?”. Перебивая прозвучавший вопрос, Ян задал следующий: Что мне нужно будет сделать, когда я приеду в участок? Бумажки какие-нибудь, анализы на ВИЧ, там, не знаю... Чиро залпом выпил оставшееся в бокале вино. Есть больница, в которой обслуживается участок. Скажешь, что устраиваешься на работу, покажешь приказ о зачислении, на месте объяснят каких врачей нужно пройти и что сдать. Я напишу тебе адрес. - ответил кореец и, давая себе время на раздумья, неторопливо доел свою порцию. Возможно, это была очень глупая мысль, но Чи решил, что для развития более или менее положительных или хотя бы нейтральных взаимоотношений им нужно вместе как следует нажраться и потусить на одной жилплощади. Может чего и выйдет, если не передерутся раньше времени.
Счёт, пожалуйста. - попросил кореец, а потом вернулся своим вниманием обратно к брату. Если ты не будешь мешать моей бурной личной жизни, то можешь пожить в моей квартире. - усмехнулся Чиро, хитро поблёскивая глазами. Или будешь слушать как я в соседней комнате трахаюсь и смотреть как мигает лампа.
Давай только сразу я обозначу - начал Кан, наклоняясь чуть к столу, чтобы оказаться своим посерьёзневшим обратно лицом ближе к Тэяну. Мне не понравилось, что я тебя вижу первый раз за более чем десять лет (если не считать похорон прабабушки), и мне уже высказывают за твоё поведение. Я думаю, что ты можешь запомнить, что “аннёнхашимника?” - это вежливое “здравствуйте”. Отцу подобает кланяться в пояс. Руку младший по возрасту и званию первым не протягивает. Если протягивают тебе, то отвечаешь правой, а левой придерживаешь ваши ладони. И да, если надо что-то передать - всё двумя руками, даже если наливаешь выпить - держишь бутылку двумя руками или левой запястье правой. Прощание - “аннёнхи касэё” - “счастливой дороги” в случае, если отец уходит. “Аннёнхи кэсэё”, если уходишь ты, а отец остаётся.
Заглянув в принесённый счёт, Чи вложил туда свою долю. Я должен был сегодня трахаться с Летти, но вместо этого поселю у себя в гостинной этого странного чувака. Мда... этот вечер богат на сюрпризы. Всего неделя, он сказал? Это не так уж и долго. Не думаю, что он свинья в быту, всё-таки кореец. Хотя черты лица, конечно, не совсем наши; папа говорил, что недоволен выбором своей сестры, по-моему господин Хан не кореец. Не помню даже как он выглядит.
Поднявшись из-за стола, Чимин с неудовольствием для себя отметил, что младший брат превосходит его в росте и даже не на пару сантиметров. Неприятно. Повернувшись на каблуках своих строгих ботинок, Кан отправился на выход из зала ресторана, вежливо кивнув головой девушке на ресепшене перед тем, как выйти на улицу. Свежий ветерок выветривал винный аромат, впрочем, Чимин вообще редко отказывался от поездки за рулём из-за алкогольного опьянения, даже когда был явно в состоянии нестояния, а не как сейчас - слегка.
Акура приветственно мигнула фарами, отзываясь на кнопку, нажатую на ключе. Чиро невозмутимо обернулся на братца: Поехали, заберём твои вещи. Должен же он взять самое элементарное: зубную щётку, трусишки, одежду какую-нибудь. А ещё - ехидно улыбнулся Чи, возвращаясь к теме воспитания: со старшими не спорят.  - глубокомысленно потрясая в воздухе взведённым вверх указательным пальцем, заявил он. Пусть выпитое не доводило Кана до кондиции “приветливый гостеприимный брат”, но всё-таки расслабляло, попуская агрессию на такие жизненные несправедливости. Чиро хотелось верить, что они оба - заложники обстоятельств и стоит приложить немного совместных усилий для того, чтобы не портить друг другу жизнь.

+3

12

Хуже невкусной еды может быть только невкусная еда, за которую заплачено много денег, но сейчас Ян даже не знал что всё-таки его огорчает больше: то, что кусок мяса размером с его кулак полит какой-то неудобоваримой овощной отравой, или всё-таки тому, что первая за столько лет встреча со старшим братом пошла наперекосяк с самого начала. Давиться этой хренью или просто деликатно отставить тарелку в сторону — он в душе не знал как принято поступать в высшем, мать его, обществе, поэтому, решив не насиловать себя, просто опустил вилку на скатерть и откинулся на спинку стула, с характерным непродолжительным скрежетом отодвинувшись от стола. Издалека смотреть на Кана было спокойнее, потому что казалось ещё чуть-чуть, и тот воткнёт брату в глаз блестящий столовый нож.
Прекрасно.Говно какое-нибудь сейчас скажет... Тэй недовольно надул щеки и поджал губы, вторя тому негативу, который рассыпался искрами с братского острого языка и быстро передавался самому Хану. Ну же, Чимин, сжалься, мальчишке и так живётся несладко, у него настроение скачет от плюс миллиона до минус миллиарда по шесть раз на дню, а тут ты ещё со своими нравоучениями. Лучше бы сказал, что всё заебок. А образование в полицейской академии у Тэяна есть? Зачем ты мне вообще в отделе, если уголовный кодекс от гражданского отличить не можешь? Начинается. Хан раздражённо пихнул от себя пустой бокал на длинной ножке из тонкого стекла. Тебе бы в патрулях ходить, выезжать на митинги и всё такое - высокий, крепкий, наверное, сильный - в самый раз для такой работы. Чтобы ты не питал каких-то ложных надежд насчёт карьеры, скажу сразу - если ты хочешь повышаться по службе - тебе нужно образование. Да, с позиции старшего брата и опытного служителя закона Чимин был безусловно прав, но его убедительные слова не возымели на Тэяна ровным счётом никакого эффекта, да и разве это было возможно? Чтобы он сейчас встал со своего места и, извинившись и согласившись со своей ошибкой ушел, рядом с рестораном должен был упасть метеорит, из которого бы как из рога изобилия посыпалось бы воспитание, скромность и те многие другие черты характера, которых он не заполучил, пока стоял в очереди за милой мордашкой.
Ты же всё равно можешь пристроить меня куда https://d.radikal.ru/d12/1810/86/d5c36570d5fa.png угодно, — нагло объявил родственничек, собирая под своими пальцами тканевую салфетку, подложенную под блюдо. Ян, может, и понимал, что так бесцеремонно прессуя Чимина он неминуемо когда-нибудь нарвётся на грубость, но сейчас, можно сказать, юноша буквально физически ощущал как врождённая дерзость развязывает ему руки. Пока сам чего-нибудь не потребуешь, никто тебе в жизни не поможет, и этот урок он усвоил прямо на сегодняшнем занятии. Безнадёжный ученик? Не думаю. У старшего лейтенанта для этого точно достаточно полномочий. А я готов учиться на ходу. И потом, — он пододвинулся к столу, чтобы не орать, хотя, конечно, заорать сейчас хотелось больше, чем протирать сидушку стула как выдрессированная собака, что толчётся на своём месте, пока не дадут разрешения шевелиться, — поступить в академию, тебе это известно куда лучше чем мне, с улицы почти невозможно. Там все места забиты под “своих”. Связи нужны. Ян не собирался как-то приукрашивать перед старшим тот факт, что он любит искать пути полегче, но разве в этом было что-то плохое? И уж не думаю, что мой отныне самый любимый хён и сам поступал на учёбу без отцовского вмешательства. Блондин, поправив на себе кофту в плечах, ехидно улыбнулся, будто произнёс это неслыханное хамство вслух, но вроде бы нет, а то уже точно получил бы по щам, и вечер бы закончился печалькой, как и ещё не начавшаяся трудовая деятельность Тэяна.
Называть меня Чиро, — младший коротко кивнул, не выражая при этом никакого удивления на лице, но мысленно всё же отмечая, что испанское имя для корейца — это ещё более странно, чем кореец, который всем говорит, что он канадец. Ну вот и первые совпадения нашлись. Чем, интересно, плох Чимин? Хотя, глупый вопрос. А чем тогда плох “Тэян”, а, Тэян? А Кану, похоже, чтобы разговориться, нужно было просто немножечко хлебнуть. Ну хоть бухаешь, спасибо господи, — подумал его собеседник, глядя на то, как исчезает из бокала красно-бордовое вино, налитое туда щедрой ручкой официантки. Когда-нибудь они с братом могли бы отдыхать вместе, но что-то подсказывало Яну, что в этой семье его будут с исключительной корейской упёртостью считать младшеньким до самой гробовой доски и вечно вытирать об него ноги. Говнооо(( Есть больница, в которой обслуживается участок. Скажешь, что устраиваешься на работу, покажешь приказ о зачислении, на месте объяснят каких врачей нужно пройти и что сдать. Я напишу тебе адрес.
Вообще, Ян со своей изначально завышенной самооценкой считал, что такой цветочек как он не может не радовать глаз счастливого обладателя, так что причин злиться на вопрос о квартире не видел. Правда, ответа пришлось ждать долго, и это всё же поселила некоторое сомнение в его сердце, пока Чиро наконец не вынес вердикт, похожий на согласие, и тогда внутренний голос Хана тут же заявил: “А, ложная тревога. Конечно он тебя приютит”. Да и потом, одна неделя или несколько, разве это такой большой срок? На одной территории порой даже самые несовместимые характеры сходятся. Ну, или убивают друг друга, что в случае Кана с его кровожадностью во взгляде и наличием оружия под боком, и так же размеров и силы его “маленького” братишки, было очень даже вероятно.
Почти час прошёл с тех пор, как Тэй пришёл на эту встречу, которая наивно чудилась ему сказочной удачей, а по факту оказалась, конечно, той ещё задачкой на сообразительность. То батя не заценил его стараний, то братишка выкобенивался почем зря, но это блондин пока ещё даже не знал и половины того, что произойдёт впоследствии, так что следующий длинный монолог Кана, который и перебивать-то не перебьёшь, раз уж речь зашла о воспитании, ввёл Тэя в состояние перезагрузки, которая на победных 99% ещё и умудрилась зависнуть. Давай только сразу я обозначу. Мне не понравилось, что я тебя вижу первый раз за более чем десять лет (если не считать похорон прабабушки), и мне уже высказывают за твоё поведение. Я думаю, что ты можешь запомнить, что “аннёнхашимника?” - это вежливое “здравствуйте”. Отцу подобает кланяться в пояс. Руку младший по возрасту и званию первым не протягивает. Если протягивают тебе, то отвечаешь правой, а левой придерживаешь ваши ладони. И да, если надо что-то передать - всё двумя руками, даже если наливаешь выпить - держишь бутылку двумя руками или левой запястье правой. Прощание - “аннёнхи касэё” - “счастливой дороги” в случае, если отец уходит. “Аннёнхи кэсэё”, если уходишь ты, а отец остаётся. Аннёнхашимника, аннёнхи касэё, — сквозь оголённые в широкой, но ненатуральной улыбке зубы повторил Ян. Его памяти, наверное, хватит минут на пять от силы — и кореец это знал, но, что ж, ради такого случая он мог бы поднапрячь свои булочки и подучить родной язык. Глядишь стал бы понимать шутки за семейным столом, которые, честно говоря, всегда поддерживал смехом только за компанию. Но тут уж ничего не поделаешь, ещё мальчишкой он понял, что рано или поздно настанет тот день, когда ему придётся восполнять недостаток этих знаний, потому что, наверное, у него в крови сидело странное чувство принадлежности к родной культуре, какое бывает у любого человека, попавшего на чужбину, пусть даже прожил Тэй на территории Канады большую часть жизни и активно вливался в неё, отталкивая от себя своё происхождение и все вытекающие из этого последствия, такие как язык, воспитание, даже последовательность мысли, которая у канадцев, разумеется, отличалась от азиатской. Спасибо папе, что китайский в меня не пихал ещё насильно. А то бы я вообще расстроился. 顺便问一下,账户在哪里?* Как сказать это по-корейски?
Девушка в униформе появилась почти сразу, поскольку, наверное, ей строго было наказано в первую очередь обслуживать вип-столики, но Тэяна эта услужливость всё равно не радовала. Деньги ведь, как ни крути, пришлось отдать, и он, подойдя к вопросу по-мужски, даже честно не проронил ни одной лишней эмоции, вкладывая купюры в книжечку и закрывая её ладонью. Он энергично поднялся из-за стола, потому что сидеть уже осточертело, и, забрав куртку, которую повесил себе через локоть, юноша обратился взглядом к Кану, стараясь не выдавать даже взглядом лёгкую сквозящую в нём иронию относительно разницы в росте со своим хёном. Но что уж тут поделать, Ян привык среди более типичной “корейской” родни считаться чернобыльским мутантом. Хотя рядом со своими братьями, между прочим, блондин смотрелся вполне гармонично: те тоже не уступали младшему в сантиметрах, и, иной раз, стоя за спиной у миниатюрной матери (точно вышедшей из этой породы семьи Кан — не слишком высоких, но внушительно больших по своей значимости и внутренней подаче), казались настоящими атлантами.
А на улице, оказывается, во всю уже темнело, как только так быстро пролетело время? Ян выскочил из дверей, застёгивая на ходу кипенно-белую джинсовку, что, конечно, отлично сидела на его фигуре, но, блять, совсем не подходила к параду. На резком порыве осеннего ветра, вдруг за какие-то пару дней ставшего совсем не ласковым, кореец содрогнулся, недовольно пряча лицо под воротник. Что ж я машину не взял, сейчас ещё такси ждать... Он уверенно шёл следом за Каном, чуть-чуть не догоняя до его плеча, но в последний момент осёкся, понимая, что брат-то остановился где-то позади него самого, продолжающего движение в сторону дороги, где шансов остановить машинку с желтыми шашечками было гораздо больше. Поехали, заберём твои вещи. Логично, конечно, что надо бы двигаться в сторону какой-нибудь из квартир, но Ян продолжал стоять на месте шагах в десяти от серебристого автомобиля, приветливо мигнувшего фарами своему красноволосому хозяину и непонимающе прокручивать в ухе серьгу в виде крошечного кольца. На машине? — словно уперевшись затылком в несуществующую стену позади, Ян округлил глаза, чувствуя, что они сейчас наверное вылезут из орбит, если постараться ещё чуточку получше. А ещё, возвращаясь к теме воспитания: со старшими не спорят. Да я и... — он как-то растерянно развёл руками, словно оглядывался по сторонам. А вдруг папка сейчас из-за угла? Или это в порядке вещей? Парень секунду потоптался на месте, — Клаааааасс. Он хлопнул в ладоши, растирая их друг об друга и подходя к пассажирской двери Акуры. А права у тебя есть, или они тоже не нужны? — съехидничал Тэян, залезая на соседнее от водителя кресло и устраиваясь там, с неудовольствием вновь отмечая, что его чёртовы длиннющие ноги не умещаются в то пространство, которое отделяло его от передней панели и бардачка. Что за карликов ты тут перевозишь, — неосмотрительно брякнул он,  обернувшись вбок, где уже пытался крутить все подряд рычажки, то опуская кресло вверх-вниз, то наклоняя спинку, то, наконец, отодвигая сидение максимально далеко, насколько это вообще было возможно. Вест сайд, улица… Нортроуз. Вроде. Парень задумчиво пощёлкал кнопкой стеклоподъёмника, — Недавно въехал, сам ещё не помню. Но могу показать дорогу. Тут через объездную трассу быстрее. Вот в этом был весь он: простой и добрый, как ни крути, человек. Он добродушно улыбнулся, предлагая Чиро помощь. Правда, лучше бы помог ему, вызвав такси, но за это хён вполне справедливо мог всадить ему ещё один ножик в ещё один глаз, их как раз у Тэяна было два на этот случай. Не спорят, так не спорят, — отогнув козырёк, в котором точно должно было быть зеркало, Тэй уставился на своё маленькое отражение, поправляя разлетевшиеся на ветру волосы к затылку, только один чёрт они всё равно спускались обратно на лоб и это можно было продолжать бесконечно долго. Хён, — Тэй, наверное, впервые использовал вслух это чужеродное слово, находя его как минимум достаточно трогательным, чтобы Чиро перестал делать лицо, будто ему насрали под нос. Всё-таки, когда он так обращался к старшим братьям, это казалось закономерным и естественным, а тут… он словно к их разнице в возрасте своей рукой приписывал ещё несколько лет. Ощущать себя вечным ребёнком Тэ Яну нравилось, но только станет ли с ним возиться старший теперь уже коллега? Кореец едва заметно потянул улыбку краешками губ вверх, — у тебя есть девушка? Я имею в виду, когда ты говорил про бурную личную жизнь, я подумал, что ничего о тебе не знаю, хотя мы вроде как родня. Помнишь, в детстве ты меня возюкал рожей по полу. Воспоминания — это забавная купюра, её с собой то слишком много, то не найдёшь ни одного, сколько не ройся в карманах. Возникшая перед ним картина глазами маленького мальчишки, лежащего под весом навалившегося на него старшего двоюродного брата пробрала на лёгкий смешок, потому что о том жарком споре за игрушку, которую уже тогда не в меру наглый Хан отобрал и присвоил себе, ему напоминал тонкий шрамик над бровью. Тогда ещё ему было легко надавать по лицу. 
Здесь, — скомандовал, тормозя водителя Тэян, когда Акура вкатилась под его указку в один из дворов, обставленных симпатичными, но близко натыканными друг к другу пятиэтажками. Крыши в стиле “а-ля Европа” покатой треугольной формы напоминали о том, что в этом удивительном и многоликом городе нашлось место, наверное, для каждого и всем по вкусу: где-то вдалеке стояли башни даунтауна, здесь — выстроенные грядой жилые массивы, чуть дальше на восток чайнатаун, там, кстати, Тэяна всегда с радушием принимали местные жители. Там везде строительная грязь, — предупредил Тэй, запрокинув голову вверх, туда, где из его приоткрытого окошка струилась наружу дома тонкая занавеска. Они вошли в подъезд и быстро поднялись на лифте на последний этаж, уютно расположившийся под крышей, а возле новой входной двери, заботливо укутанной в плёнку, чтобы не напачкать её покрытие, остановились, пока новоиспечённый хозяин выуживал из кармана джинс ключи. Щелчок выключателя озарил неширокий коридор, полностью обставленный банками с краской, мешками с цементом, валиками, кистями, инструментами в пластиковых ящиках и просто хаотично раскиданными по бетонной стяжке, на которой когда-нибудь (возможно) положат ламинат. Строительной бригады, судя по тишине, царящей в квартире, тут уже не было, но тем лучше: пространство, полностью забаррикадированное ремонтными пренадлежностями не позволило бы заниматься сбором вещей, не натыкаясь на кого-нибудь каждый шаг. Можешь в комнату пройти, она уже отремонтирована.
--->Хата Тэяна (или Чиро?)<---

перевод

*顺便问一下,账户在哪里? (кит.) — Кстати, где счёт?

+2


Вы здесь » Royal Red » Сердце города » Ресторан «Bon Appétit»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно